История США

Оцените статью

122614 1614 11 История СШАКолониальная эра. В истории английских поселений, из которых впоследствии сформировались США, можно выделить три периода. Первый начался с основания Джеймстауна в Виргинии (1607) и продолжался до 1696, когда принятие очередного закона о мореплавании и учреждение нового министерства торговли Великобритании заложили основы имперской системы. В течение девяти десятилетий первого периода образовались 13 восточных колоний, там развилась система рабовладения, укоренились английская культура, английский язык и британские политические институты.

Следующий период колониальной истории (1696–1763) был отмечен незначительными переменами в системе имперской администрации и преобразованием практически всех сторон жизни колоний. В это время происходил неуклонный рост населения, развивалась динамичная, ориентированная на экспорт, экономика, укреплялся авторитет ассамблей – независимых институтов представительной власти, религиозная и культурная жизнь колоний поражала своим разнообразием. Все семь десятилетий были опалены пожарами европейских войн, которые докатывались и до американских берегов. Война короля Вильгельма (1689–1697), завершившаяся в начале этого периода, война королевы Анны (1702–1713), «война из-за уха Дженкинса» и война короля Георга (1739–1748), а также война с французами и индейцами (1754–1763) способствовали консолидации колоний с метрополией в общей борьбе против французов и испанцев, обосновавшихся в Америке. В итоге этих войн испанцев вытеснили из Флориды, а французов – из Канады, и от 13 колоний была отведена угроза внешней агрессии.

Третий период начался в 1763, когда после 60 лет «достославного невнимания» британское правительство попыталось взять американские поселения под свой контроль. Новое имперское законодательство вызвало бурную реакцию в колониях. В итоге десятилетнего противостояния и яростной борьбы в 1776 колонии приняли Декларацию независимости. К 1783 мятежные колонии завоевали независимость силой оружия и образовали вольную конфедерацию под названием Соединенные Штаты Америки. В 1789 суверенными гражданами нескольких штатов была одобрена конституция, заложившая основы нового государства.

 
 

ЭПОХА ПЕРВЫХ ПОСЕЛЕНИЙ

122614 1614 2 История СШААнглия заявила о своих правах на территории в Северной Америке еще в 1497, но лишь столетие спустя накопила достаточно материальных и людских ресурсов, чтобы основать постоянные поселения в Новом Свете. В течение 16 в. численность населения Англии и Уэльса почти удвоилась, так что колонизацию стали рассматривать как панацею от «перенаселенности» и средство избавления страны от «полчищ назойливых попрошаек». Но у поборников колонизации был и более действенный стимул – несметное количество золота и серебра, добытых Испанией в результате жесточайшей эксплуатации индейцев в Мексике и Перу. Наконец, растущая экономическая мощь Англии и увеличение массы инвестиционного капитала обеспечили финансовую основу колонизации. Первое поселение в Виргинии субсидировалось группой лондонских купцов. Колонизацию благословила англиканская церковь.

Английские колонии. Несмотря на тяготы жизни в Виргинии, сотне колонистов, направленных туда лондонскими купцами, удалось выжить. Их колония Джеймстаун стала первым постоянным английским поселением в Америке.

Последующие попытки колонизации предпринимались как с религиозными, так и с коммерческими целями. Небольшой отряд «пилигримов» – пуританских сепаратистов, покинувших Англию из-за религиозных преследований, после непродолжительного пребывания в Нидерландах прибыл в 1620 в Плимут (Новая Англия). На прилегающей к побережью залива Массачусетс территории, в 47 км к северу от Плимута, в 1630 поселился более крупный отряд пуритан во главе с Джоном Уинтропом. Оба поселения объединились в 1691 и образовали колонию залива Массачусетс. В 1620-х годах новые поселения возникли также в Нью-Гэмпшире и Мэне (последнее стало частью Массачусетса в 1677 и его обычно не называют в числе первых 13 колоний). Еще одной колонией, возникшей как религиозная община, стал Мэриленд, где в 1634 на земле, дарованной семье английского католика Джорджа Калверта, лорда Балтимора, появилось поселение Сент-Мэри. В колонии обосновалось много католиков, и она славилась своей религиозной терпимостью до 1692, когда была провозглашена королевским владением под эгидой англиканской церкви.

Род-Айленд и Коннектикут стали «отпрысками» колонии залива Массачусетс. В 1635 и 1636 массачусетские поселенцы основали города Уэтерсфилд, Уинсор и Хартфорд в долине р.Коннектикут. Одних сюда привлекли слухи о необычайно плодородных землях, другие, ведомые Томасом Хукером, оставили Массачусетс из-за разногласий с руководителями колонии. Все три города объединились в 1637, а спустя два года приняли хартию «Основные законы Коннектикута», установив свой собственный порядок правления. Карл II в 1662 даровал Коннектикуту хартию на самоопределение, одновременно присоединив к трем городам на р.Коннектикут поселения, основанные в Нью-Хейвене в 1638 Джоном Давенпортом и Теофилом Итоном. Когда пастора-диссидента Роджера Уильямса и его последователей изгнали из Массачусетса, они в 1636 основали поселение Провиденс. Вскоре возникли поселки Портсмут, Ньюпорт и Уоруик, а в 1644 Роджер Уильямс добился хартии, по которой все четыре поселения объединялись в единую колонию Род-Айленд.

Прочие колонии даровались королем (прямо или косвенно) либо единоличному владельцу, либо группе владельцев. Так, Карл II в знак благодарности за поддержку во время гражданской войны в Англии даровал в 1663 восьмерым своим друзьям огромную территорию Каролины, впоследствии поделенную на Северную и Южную Каролину. В следующем году он подарил своему брату, герцогу Йоркскому, территорию, включавшую колонию Новые Нидерланды, которую голландцы начали заселять с 1624. Герцог Йоркский, в честь которого была переименована колония, отобрал у голландцев эти земли. В том же году он даровал часть земель Джорджу Картерету и Джони Беркли, которые стали владельцами колонии Нью-Джерси. В 1681 Карл II передал английскому квакеру Уильяму Пенну большую территорию к западу от р.Делавэр. В честь адмирала, отца Пенна, колония была названия Пенсильванией. Поселенцы из Германии и Голландии, а также с Британских островов охотно прибывали в Пенсильванию, отличавшуюся широкой веротерпимостью. Делавэр, где в 1638, прежде чем эта территория вошла в состав Новых Нидерландов, шведы основали Уилмингтон, в 1682 отошел к Уильяму Пенну. Впоследствии Делавэр стал отдельной колонией с собственной ассамблеей, хотя и продолжал оставаться собственностью Пенна и управлялся губернатором Пенсильвании. Последняя из 13 колоний, Джорджия, получила хартию в 1732 – ей суждено было стать военным форпостом против испанцев во Флориде, а также пристанищем бедняков и беглых должников. На следующий год Джеймс Оглторп привел в Джорджию первую группу поселенцев и заложил город Саванну.

Плантационное хозяйство. Экономическая система, возникшая в Виргинии после того, как угроза индейских набегов и голода была в основном разрешена, коренным образом отличалась от той, которую предполагали создать основатели этой колонии. Тут не было ни золота, ни оседлого индейского населения, которое можно было бы использовать как рабочую силу, и колонисты вынуждены были заняться обработкой земли и экспортом табака. Вскоре по берегам многочисленных рек Чесапикского региона возникли частные плантации. Реки использовались для перевозки грузов, однако разреженность поселений в этом районе сдерживала строительство городов, школ и церквей.

Поначалу плантации обрабатывались силами самих плантаторов и их белых слуг-«контрактников» – молодых мужчин и женщин, которые оплачивали переезд в Америку тем, что давали обязательство в течение ряда лет работать на своих благодетелей. Начиная с 1619 в Виргинию стали завозить африканских невольников. Поначалу их положение ничем не отличалось от белых «контрактников». В 1640-е годы произошли коренные перемены: одних африканцев лишили привилегий, которыми пользовались белые работники, а других заставили пожизненно трудиться на плантациях. Расовая дискриминация получила юридическое оформление в 1660-х годах, а к концу столетия чернокожие мужчины и женщины и все их потомки были низведены до уровня рабов. В отличие от средневекового английского крепостного, прикрепленного к земле и имевшего некоторые традиционные права, черный раб был личной собственностью своего хозяина и лишен каких бы то ни было прав.

122614 1614 3 История СШАПуританская община. В первых поселениях Новой Англии существовало большее равноправие. Пилигримы под водительством Уильяма Брэдфорда, высадившись в Плимуте, составили свод правил, известный как «Мейфлауэрское соглашение», в котором установили: «совместно образовать гражданскую политическую организацию… ради общего блага колонии, коей мы обещаем должное подчинение и послушание». Эти пилигримы были первыми из 20 тыс. пуритан, бежавших в Новую Англию от голода, кризиса ткацкого производства и религиозных притеснений. После прибытия в Бостон они расселялись по обширной территории, образуя небольшие обособленные поселения вокруг церквей. Там они вели в основном потребительское сельское хозяйство. Вся полнота власти в таких поселениях находилась в руках священников и руководителей общин, избиравшихся на длительные сроки. Все разногласия внутри общин обычно разрешались путем высылки недовольных. Так поступили с Томасом Хукером, Роджером Уильямсом и Энн Хатчинсон, которых вместе с их последователями выдворили за ересь из Массачусетской колонии.

Впрочем, второе поколение поселенцев не унаследовало истовую религиозность отцов, и детей с 1662 принимали в родительскую церковь по «неполному договору», который давал лишь право принадлежать к лону церкви, но отказывал в причастии тем, кто не мог доказать факта личного обращения. Кроме того, оформилась и влиятельная прослойка купцов, что отчасти явилось реакцией пуританской общины на усердное следование «земному призванию». Амбициозные предприниматели, выросшие в атмосфере пуританской морали, захотели преодолеть религиозный запрет на стремление к богатству и достичь высокого положения в иерархии власти.

Взаимоотношения с метрополией. Третья угроза пуританской общине возникла в результате обширной имперской реформы. До гражданской войны, охватившей Англию 1640-х годах, жизнь в американских колониях регулировалась распоряжениями, эпизодически поступавшими из метрополии. Ситуация резко изменилась после казни Карла I в 1649 и начала войны на море с Голландией в 1652. Когда Мэриленд и Виргиния объявили о разрыве с Республикой Оливера Кромвеля, новое правительство направило в Америку своих эмиссаров. Мэриленд был временно выведен из-под власти своего владельца. Кроме того, с целью восстановления колониальной торговли, которая во время войны перешла под контроль голландцев, британский парламент в 1651 запретил иностранным кораблям совершать торговые рейсы в колонии в Северной Америке.

После реставрации власти Стюартов в 1660 контроль над торговлей с колониями еще более усилился. Принятый в том же году закон о мореплавании ограничил доставку некоторых товаров, в частности табака и сахара, в британские порты. По торговому закону 1663, был запрещен прямой импорт европейских промышленных товаров в американские колонии. Спустя десять лет еще один закон ввел торговые пошлины на многие виды товаров, что потребовало учреждения колониальной таможенной службы.

Одновременно с проведением торговой политики, направленной на создание централизованной и экономически самодостаточной империи, Карл II предпринял ряд действий, оказавших противоположный эффект. Сделав группу своих сторонников-аристократов абсолютными и полновластными владельцами огромной территории в Каролине, передав Нью-Йорк и Нью-Джерси своему брату и престолонаследнику, возвратив колонию Мэриленд семейству Калвертов и подарив большие земельные владения Уильяму Пенну, король тем самым раздробил единую систему управления колониями. Местные администрации во главе с королевскими губернаторами были созданы только в Виргинии и Вест-Индии, откуда в основном поставлялись колониальные товары. Карл II даровал королевскую хартию Род-Айленду и Коннектикуту, предоставив им почти полную автономию как самоуправляемым общинам. Он также позволил непокорному Массачусетсу сохранить свою либеральную хартию, пожалованную Карлом I в 1629.

Либеральная система имперского контроля закончила свое существование с учреждением в 1675 торгового совета палаты лордов, который вскоре усмотрел необходимость введения прямого королевского правления. Обеспокоенный известиями о нелегальной торговле в Массачусетсе, торговый совет отверг притязания этой колонии на Нью-Гэмпшир, установив там в 1679 прямое королевское правление. Два года спустя в выданный Уильяму Пенну патент на землевладение было добавлено особое условие, по которому законодательные акты, принятые в Пенсильвании, подлежали утверждению Тайным советом. В 1684 торговый совет, выиграв тяжбу в суде лорда-канцлера, аннулировал хартию Массачусетса.

В 1685, после восхождения на престол Якова II, торговый совет добился отмены других хартий в американских колониях и присоединил их к Массачусетсу и собственным владениям короля в Нью-Йорке, провозгласив их доминионом Новая Англия. В Бостон был направлен Эдмунд Андрос, первый королевский губернатор новой огромной колонии, а все ассамблеи там были упразднены.

Политическая система колоний. В 1619 в Виргинии впервые собралась палата горожан, но лишь через 20 лет Карл I признал законность этого органа. В Массачусетсе генеральный совет был создан еще в 1634, однако его деятельность вызвала резкое противодействие со стороны губернатора и чиновников. Нью-Йорк получил разрешение на собственную ассамблею в 1683, но уже через два года она была распущена. Даже в тех колониях, где ассамблеи продолжали функционировать, реальная власть принадлежала губернатору или коллегии назначенных им советников.

Как и многие другие стороны колониальной жизни, эта олигархическая политическая система подвергалась суровым испытаниям на прочность в среде почувствовавшего свою силу второго поколения американцев, а также новой волны иммигрантов, прибывших после 1660. Рост численности населения и расширение границ колоний привели к конфликтам с индейскими племенами. В 1675 в Новой Англии вспыхнула кровопролитная война, т.н. война короля Филипа, а аналогичные вооруженные столкновения на границе Виргинии в следующем году и неспособность колониальных властей противостоять индейцам привели к восстанию под предводительством Натаниела Бэкона, одного из многих колонистов, недовольных политикой правящей элиты и авторитарным характером политической системы.

Когда губернатор Виргинии Уильям Беркли отказался поддержать экспансионистскую земельную политику и отомстить индейцам, Бэкон по собственному почину организовал военный поход против них. Затем он возглавил новую ассамблею (избранную на первых за 15 лет выборах), которая распространила избирательное право на всех вольных поселенцев и более равномерно распределила бремя налогов среди населения. Когда между соперничавшими группами возникли вооруженные столкновения, губернатор был вынужден бежать из Джеймстауна. После смерти Бэкона мятеж быстро угас, но пример Виргинии был подхвачен Мэрилендом, где диссиденты-протестанты развернули наступление на систему авторитарной власти владельца колонии лорда Балтимора.

«Славная революция». Нестабильность политической системы в колониях зримо проявилась после свержения с трона Якова II в ходе «славной революции» 1688–1689. Когда весть о том, что по просьбе парламента на престол взошли Вильгельм и Мария, достигла Америки, в трех колониях вспыхнули волнения. В Мэриленде протестанты отметили возвращение на трон протестантской династии свержением землевладельца-католика и захватом власти. В ходе мятежа в Нью-Йорке и Бостоне были свергнуты высшие чиновники доминиона Новая Англия. Новый король узаконил итоги этих спонтанных выступлений и вернул Род-Айленду и Коннектикуту их прежние привилегии. В Нью-Йорк и Массачусетс были направлены королевские губернаторы, однако там были созваны и ассамблеи. На протяжении следующих семи десятилетий вследствие опасений парламента, не желавшего усиления власти короля, вмешательство в дела колоний ограничивалось сферой торговли и промышленности. Министерство торговли, учрежденное в 1696 Вильгельмом, не смогло убедить парламент ввести прямое королевское правление в колониях.

ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ ПЕРИОД

122614 1614 4 История СШАВ период между 1696 и 1763 население 13 колоний выросло с 250 тыс. до 2 млн. человек, удваиваясь каждые 25 лет. Столь стремительный рост нарушил баланс сил в Британской империи. В начале упомянутого периода на каждого американского колониста приходились 17 англичан, но уже к 1776 соотношение снизилось до трех к одному.

Региональные различия. В первые три четверти 18 в. в Америку прибыли 600 тыс. человек, из них около трети составляли африканцы, завезенные в Новый Свет против их воли. К 1763 они составляли 60% населения в Южной Каролине и от 25 до 40% – в Северной Каролине, Виргинии, Мэриленде и Джорджии. Наличие огромной массы рабов наложило глубокий отпечаток на все сферы жизни в этих колониях и способствовало формированию совершенно особой «южной» культуры.

Свои особенности имели среднеатлантические колонии и периферические районы колоний от Пенсильвании до Джорджии, где осела большая часть из 300 тыс. немцев, шотландцев и ирландцев, смешавшись со старожилами – английскими квакерами, голландцами и шведами. В результате образовалась пестрая мозаика разных культур, языков и обычаев. Новые поселенцы требовали от властей терпимости к своим религиозным убеждениям и зачастую отказывались платить налоги и поддерживать официальную англиканскую церковь. Начиная с 1730-х годов многие законодательные органы колоний санкционировали религиозный плюрализм, заложив основу для последующих декретов о свободе вероисповеданий и отделении церкви от государства. К середине 18 в. только в Новой Англии сохранялась этническая и религиозная однородность.

Миграция на запад. Рост численности населения сопровождался миграциями во внутренние районы материка. Примитивная система земледелия без применения удобрений, севооборотов и азотфиксирующих трав, вела к снижению плодородия освоенных земель, что создавало предпосылки для дальнейшей экспансии на запад.

Эта миграция порождала тяжелые социальные проблемы; каждому поколению колонистов приходилось на новом месте восстанавливать дух общнины. Наиболее серьезные проблемы возникли в Каролине, где поселенцы стремились к обособленности от соседей, религиозных институтов не существовало, а многообразие культур препятствовало формированию общинного сознания. Войны с индейцами в 1760-х годах дискредитировали авторитет местных властей и церкви в Южной Каролине. Порядок был восстановлен лишь благодаря вмешательству отрядов местной самообороны, которые расправлялись с бандами преступников несанкционированными методами, нередко граничившими с произволом.

Отсутствие обычных институтов управления колониями порождало вспышки анархии и насилия и диктаторские методы правления. Законодательные органы колоний, как правило, не спешили вводить систему судопроизводства, налогообложения и политического представительства в периферических районах. Не сумев добиться равноправия законными методами, обитатели этих отдаленных районов пытались утвердить свои права силой. В 1763 «Пакстонская братва» прошла маршем по улицам Филадельфии, чтобы вынудить пенсильванских законодателей поддержать их самовольное вторжение на земли индейцев. Через несколько лет вооруженный отряд самообороны из западных районов Северной Каролины прибыл в столицу, чтобы выразить протест против коррупции в судах и несправедливого налогообложения.

Экономика и структура общества. Рост населения в 18 в. сопровождался развитием экономики и неуклонным повышением благосостояния. К 1770 общий экспорт 13 колоний достиг 3 млн. фунтов стерлингов в год. Примерно половина экспорта (рис, табак, индиго) направлялась в Великобританию, 30% (пшеница, скот, лес) поставлялись в Вест-Индию, 17% (рыба и рис) – в Южную Европу. К 1760-м годам колонии в Америке стали основными потребителями британских товаров.

Торговлей в Америке занимались главным образом предприимчивые купцы из северных и среднеатлантических колоний. 90% торговли с Вест-Индией осуществлялось на их судах, а доходы от этой торговли уступали лишь доходам от продажи табака в общем торговом балансе американских колоний. Эта торговля нередко именуется «треугольной», ибо самый знаменитый маршрут имел форму треугольника, соединявшего Африку, где на ром выменивали рабов, Вест-Индию, где рабов продавали за сахар и патоку, и Новую Англию, где из сахара и патоки гнали ром. Эти энергичные предприниматели были основным звеном формировавшегося тогда торгового капитализма, а их предприятия создавали рабочие места для клерков, кораблестроителей, докеров и моряков, способствуя процветанию портовых городов. К 1763 Бостон, Нью-Йорк, Филадельфия и Чарлстон, с численностью населения 15–25 тыс. в каждом, превратились в культурные, политические и торговые центры американских колоний.

В Чесапикском регионе развитие экспорта способствовало скорее росту числа крупных имений, чем возникновению больших городов. Плантаторы Виргинии и Мэриленда контролировали сбыт табачной продукции многочисленных мелких хозяйств, торговлю импортными товарами и ссуды под урожай. Они использовали политическое влияние для приобретения крупных земельных массивов с целью последующей перепродажи поселенцам.

Усиление роли ассамблей. В связи с упрочением положения местной экономической элиты политическая власть от губернаторов и их советов стала переходить к ассамблеям. Эти органы представительной власти, состоявшие из богатых и влиятельных людей, заставили королевских чиновников учитывать местные интересы, смотреть сквозь пальцы на нарушение непопулярных торговых законов и согласиться с переходом многих функций управления к чиновникам, назначаемым ассамблеями. Законодательные органы колоний формировались по образу палаты общин и настаивали на том, чтобы губернаторы передали им те функции, которые палата общин в Англии отвоевала у короля. Во время колониальных войн 1740–1750-х годов процесс ослабления традиционной власти высших чиновников ускорился, ибо губернаторам для ведения военных действий приходилось добиваться финансовой поддержки у ассамблей. К 1763 ассамблеи в большинстве колоний приобрели значительное политическое влияние, однако продолжали опасаться как полномочий королевских губернаторов, так и вмешательства английского парламента в американские дела.

Подъем религиозного сознания. В конце 1730-х годов американские колонии были охвачены мощным религиозным движением. Первые его вспышки проявились в Нортгемптоне (Массачусетс) в приходе Джонатана Эдвардса, авторитетного теолога и блестящего оратора. Дузовный подъем проявился и в других городах в долине р.Коннектикут, а затем, с приездом Джорджа Уайтфилда, выдающегося английского проповедника, проник и в остальные колонии.

Первоначально это движение охватило все слои и классы общества и получило поддержку многих руководителей церкви. Однако в это же время появились десятки бродячих проповедников. Эти набожные малообразованные люди сильно подорвали авторитет официальной церкви. Поэтому деятельность проповедников была запрещена законодательными органами многих колоний. Однако пытаясь упрочить власть религиозных авторитетов, репрессии на самом деле оказывали противоположный эффект. Церкви распадались на отдельные конгрегации, новоявленные секты приобретали все большее влияние. Они основывали высшие учебные заведения для подготовки своих священнослужителей. К старым колледжам – Гарвардскому (1636), Вильгельма и Марии (1693) и Йельскому (1701) – в 1746–1769 добавились новые – Принстонский, Колумбийский, Браунский, Рутгерсский и Дартмутский.

РЕВОЛЮЦИОННОЕ ПОКОЛЕНИЕ

122614 1614 5 История СШАНовый империализм. Новая политика, проводившаяся Великобританией после войны с французами и индейцами, существенным образом расшатала связи внутри империи. В начале 1760-х годов английское правительство решило обложить колонистов налогом для содержания 10-тысячного гарнизона в Канаде, а также для предотвращения столкновений между экспансионистски настроенными поселенцами и индейскими племенами.

Англичане приступили к реорганизации колониальной администрации. Специальным законом 1762 был усилен таможенный контроль, а королевскому флоту вменялась обязанность преследовать контрабандистов. Через два года был принят закон о снижении пошлин на импортную патоку с шести до трех пенсов за галлон и повышении пошлины на все другие товары из французской Вест-Индии; при этом правительство выразило твердое намерение взыскать эти средства с населения американских колоний. На прибрежную торговлю между колониями были наложены более жесткие ограничения, а в Галифаксе (Новая Шотландия) был учрежден специальный вице-адмиралтейский суд для наказания лиц, уличенных в контрабанде. В 1767 был образован совет таможенных комиссаров для контроля за сбором колониальных пошлин. Наконец, с целью централизации управления колониями была учреждена должность государственного секретаря.

Все эти меры вызвали сильное недовольство колонистов. Американским купцам и ранее приходилось обходить законы о пошлинах, прибегая к взяткам и прочим ухищрениям. Теперь же их возмутили новые бюрократические рогатки, неприкрытая коррумпированность чиновников, выдача «незаконных» (как они считали) ордеров на обыск при поиске контрабандных товаров и отсутствие присяжных в вице-адмиралтейском суде.

Вскоре к протестам купцов присоединились другие голоса. Нью-Йоркская ассамблея выразила протест по поводу законов 1765 и 1766 о расквартировании армии, которые обязывали колонистов размещать английских солдат на постой в своих домах. Торговцы землей и мелкие фермеры выступили против декрета 1763, преградившего доступ к плодородным землям к западу от Аппалачских гор. Одни направляли петиции протеста королю и в парламент, другие прибегали к физическому насилию, оказывая сопротивление представителям власти, пытавшимся ввести новые правила.

Закон о гербовом сборе, принятый в 1765 британским парламентом, вызвал первую массовую вспышку насилия. Закон, требовавший уплаты налога на все юридические документы, газеты и прочие печатные материалы, так и не вступил в силу. Бунты, инициируемые купцами и адвокатами под эгидой тайного общества «Сыны свободы», вынудили отозвать сборщиков налогов. Совещание по закону о гербовом сборе с участием представителей большинства колоний собралось в Нью-Йорке, чтобы опротестовать налогообложение, введенное без их ведома английским парламентом. Напуганное масштабами сопротивления американцев, правительств маркиза Рокингема в 1766 отменило закон о гербовом сборе. Одновременно был принят Декларативный акт, подтвердивший приоритет власти парламента над колониями во всех делах. Единственным видным британским политиком, оспаривавшим абсолютный суверенитет парламента над колониями, был Уильям Питт, полагавший, что парламент может заниматься законотворчеством для колоний, но сбор налогов – дело самих колонистов.

Пошлины Тауншенда. Некоторые из американцев были склонны проводить четкую грань между местным налогообложением и законодательством, другие же считали, что парламент вправе вводить внешние налоги для регулирования торговли. Воспользовавшись этой идеей, новый канцлер казначейства Чарлз Тауншенд в 1767 с согласия парламента ввел пошлины на импорт чая, стекла и прочих колониальных товаров. Тауншенд рассчитывал пустить часть собранных средств на покрытие текущих административных расходов в колониях, чтобы лишить местные ассамблеи традиционных финансовых рычагов, используемых в борьбе с имперскими чиновниками.

Пошлины Тауншенда вновь вызвали сопротивление колонистов. Появились памфлеты, в которых утверждалось, что новые пошлины направлены не на урегулирование торговли, а лишь на получение дополнительной прибыли от колоний, и поэтому противоречат конституции. Открытые протесты в Бостоне перешли в случаи физической расправы с таможенными чиновниками, и туда пришлось перебросить части британского гарнизона. Впрочем, эта мера предосторожности лишь накалила атмосферу недовольства. Американцы попытались оказать финансовое давление на правительство Великобритании с помощью соглашений об отказе от импорта, заключенных между разными колониями. Правда, часть купцов отказалась подчиниться этим соглашениям, и «Сынам свободы» пришлось применить к ним меры воздействия. Тем не менее, благодаря этим соглашениям в 1770 удалось добиться отмены почти всех пошлин Тауншенда. Осталась только чайная пошлина – непререкаемый символ власти метрополии.

Чайный закон. Пересмотр чайного налога в 1773 и предоставление торговых льгот Ост-Индской компании спровоцировали серию событий, которые привели к поражению имперских властей. Новый премьер-министр лорд Норт не удовлетворился декларацией о верховенстве британского парламента, но счел своим долгом претворить ее в жизнь.

В колониях распространились нити заговора. Новое законодательство рассматривалось как часть тщательно спланированной и далеко идущей стратегии имперского господства. Новые законы и чиновники посягнули на традиционные свободы американцев, против них были брошены части регулярной армии, в столкновениях в Бостоне были убиты пять человек, суды присяжных упразднены, а налоги в третий раз введены без согласия колонистов. Все эти события, вместе взятые, могли означать лишь одно: король и его министры намеревались установить систему абсолютизма в Америке.

Подобные настроения были особенно сильны в Новой Англии. В декабре 1773 несколько колонистов, переодетых индейцами, пробрались на торговые корабли и сбросили 342 сундука с чаем в Бостонскую бухту. В ответ лорд Норт заручился согласием разгневанного парламента на проведение жестких репрессивных мер. Британские законодатели пожалели о своем примирительном решении отменить закон о гербовом сборе и пошлины Тауншенда. В соответствии с репрессивными законами, которые колонисты окрестили «невыносимыми», порт Бостона был закрыт до возмещения убытков за уничтоженный чай, а полномочия самоуправления в Массачусетсе урезаны. Но столь жесткая реакция английского парламента еще теснее сплотила колонистов.

Первый Континентальный конгресс. Дух борьбы за общее дело отчетливо проявился на Первом Континентальном конгрессе, собравшемся в Филадельфии в сентябре 1774. Делегаты от Новой Англии предложили принять декларацию прав колоний и ввести экономические санкции против метрополии. Виргинская группа поддержала эти требования, но представители среднеатлантических колоний заняли более осторожную позицию. Джозеф Галлоуэй из Пенсильвании призвал конгресс одобрить план совместного управления колониями королевским генерал-губернатором и избираемым колонистами советом, наделенным всеми полномочиями британской палаты общин. После того как это предложение о создании новой имперской системы было отвергнуто с перевесом в один голос, конгресс обвинил парламент в вынашивании планов порабощения Америки и создал Континентальную ассоциацию для координации соглашений о запрете импортно-экспортных операций с метрополией.

В феврале 1775 лорд Норт выступил с инициативой, аналогичной предложенному Галлоуэем плану. Одновременно он направил генералу Томасу Гейджу в Бостон приказ задержать лидеров массачусетской ассамблеи и уничтожить принадлежащие колонистам склады оружия и боеприпасов. Во исполнение этого приказа английские войска в апреле 1775 выступили маршем на Лексингтон и Конкорд.

Война за независимость. В последовавшей затем войне выделяют четыре этапа. Первый из них длился с апреля 1775 по июль 1776. Джордж Вашингтон был назначен командующим американской армией и к марту 1776 вынудил англичан покинуть Бостон. В ходе молниеносного рейда в мае 1775 подразделения ополченцев захватили форт Тайкондерога на стратегически важном сухопутном и водном пути между Олбани и Канадой. Однако срыв наступления на Квебек показал, что колонистам еще недостает организации и дисциплины, необходимых для ведения длительной кампании. Весной 1776 из-за сопротивления местных жителей потерпел неудачу мятеж пробританских сил в Северной Каролине, поражением закончилась и попытка захвата Чарлстона, предпринятая трехтысячным контингентом британской армии.

Второй этап войны ознаменовался принятием Декларации независимости на Втором Континентальном конгрессе 4 июля 1776. Накануне крупный контингент британских войск под командованием генерала Уильяма Хоу высадился в Нью-Йорке, но Дж.Вашингтон отказался сдаться. Тогда англичане нанесли американцам ряд ощутимых поражений, и колонисты были вынуждены отступить за Гудзон, через Нью-Джерси, а затем, переправившись через р.Делавэр, ушли в Пенсильванию. Даже успешная контратака американцев, завершившаяся под Рождество взятием Трентона, не могла сокрушить превосходство британской армии.

Англичане продолжали наступать и в 1777. Генерал Джон Бергойн выступил из Канады на Олбани, чтобы затем соединиться с нью-йоркским гарнизоном. Одновременно Хоу повел свои войска на Филадельфию. Навязав Вашингтону неравный бой, он вновь нанес ему поражение и захватил город.

Однако эту важную победу англичан затмил блистательный триумф американцев в битвах под Саратогой (колония Нью-Йорк). В серии затяжных боев колониальные силы сначала остановили, а затем окружили британскую армию, наступавшую с территории Канады. В октябре 1778 Бергойн был вынужден капитулировать. Это первое решающее сражение положило конец британскому наступлению на севере и ознаменовало окончание второго этапа войны.

Победа американцев под Саратогой привела к заключению ими военного союза с Францией. Со времени изгнания из Канады в 1763 французы искали способ подорвать британские позиции в Северной Америке. В 1775 французское правительство предоставило мятежным колонистам заем в 1 млн. ливров и учредило торговую компанию, поставлявшую им порох. Опасаясь, что англичане после поражения под Саратогой предложат американцам мир, французы поспешили связать себя обязательством сражаться за независимость американских колоний, о чем был подписан договор в феврале 1778.

Когда Континентальный конгресс проигнорировал отмену «чайного закона» и репрессивных законов и отверг предложение лорда Норта о примирении, война вступила в третий этап. В течение трех лет англичане пытались захватить обширные территории на юге и при поддержке местных роялистов восстановить там королевскую власть. Вначале такая политика увенчалась успехом. Джорджия вновь оказалась под властью англичан в 1779, Чарлстон был захвачен в начале 1780, а Северная Каролина – осенью того же года.

Однако на этом наступление захлебнулось. Английская армия в Северной Америке оказалась слишком малочисленной, чтобы продолжить оккупацию. Отряды американских партизан блокировали линии снабжения английской армии и уничтожали базы роялистов. В конце концов, основные силы американской армии, при поддержке пятитысячного контингента французской пехоты и флота, в октябре 1781 окружили крупные британские силы при Йорктауне в Виргинии, которым пришлось сдаться. Этим поражением англичан закончился третий этап войны.

В марте 1782 палата общин одобрила внесенное парламентской оппозицией постановление, призывающее правительство прекратить активные военные действия в Новом Свете. Вскоре лорд Норт ушел в отставку, в Париже начались мирные переговоры, вскоре зашедшие в тупик. Они вновь активизировались только после того, как американские представители (Джон Адамс, Джон Джей, Бенджамин Франклин), заподозрили французов в предательских намерениях и вступили в сепаратные переговоры с англичанами. Парижский договор, подписанный в сентябре 1783, предоставил 13 колониям полную независимость и установил их западную границу по р.Миссисипи.

Перемены и преемственность власти. Стабильность, установившаяся в стране в 1776–1789, свидетельствует, что война колоний за независимость отнюдь не сопровождалась социальными и экономическими потрясениями с далеко идущими последствиями. Даже политические перемены в эти годы носили весьма ограниченный характер. Крах британского владычества в колониях не спровоцировал стихийную борьбу за власть, и там не произошло перебоев в работе органов местного управления. Политическая власть перешла к ранее существовавшим городским собраниям, окружным администрациям и провинциальным ассамблеям. Зачастую укомплектованные прежними кадрами эти традиционные институты просто расширили свои функции, чтобы заполнить брешь, образовавшуюся после ухода английских чиновников.

К 1780 во всех штатах были приняты новые конституции. В большинстве из них установились три ветви власти исполнительная, законодательная и судебная. В Пенсильвании и Джорджии были сформированы однопалатные законодательные органы, в других штатах – двухпалатные.

Были предприняты попытки установить представительские квоты в законодательных собраниях штатов в соответствии с численностью их населения, что предоставило западным районам более правомочное управление. В большинстве штатов для избирателей и государственных чиновников был установлен имущественный ценз, и основные политические и правовые привилегии оставались за белыми мужчинами. В некоторых северных штатах было отменено рабовладение, однако из-за укоренившегося расизма свободные афроамериканцы по-прежнему были лишены равных прав с белым населением. К югу от Пенсильвании экономическая значимость рабовладения, а также страх белых стать жертвами возмездия невольников, способствовали выживанию этого устаревшего института, который большинство современников, включая даже рабовладельцев, признавали абсолютно несовместимым с принципами свободы и республиканского правления.

Проблемы послевоенного периода. Десятилетняя война наложила отпечаток на жизнь нового общества. Критическая ситуация на фронте вынудила власти Массачусетса ввести воинскую повинность. Такое резкое усиление государственной власти сопровождалось упрочением роли гражданского долга. Тысячи мужчин были вырваны войной из обыденной жизни обособленных поселений и приобрели опыт службы в других колониях. Постепенно формировалось чувство принадлежности к единому американскому народу, что облегчило задачу создания сильного центрального правительства.

Другие последствия войны были не столь благотворными. Разрыв торговых связей с Англией и Вест-Индией привел к резкому сокращению производства и уменьшению численности городского населения. Лишь в конце 1780-х годов численность населения портовых городов и показатели внешней торговли достигли довоенного уровня. Пагубные последствия войны стали ощущаться в полной мере лишь после того, как с прекращением боевых операций исчез спрос на поставки оружия, обмундирования и продовольствия для армии. В годы войны действия местных и национальных властей привели к рекордно высокому уровню инфляции в американской истории, главным образом из-за бесконтрольной эмиссии бумажных денег для выплаты жалования солдатам и долгов купцам и фермерам, снабжавшим армию. Так, в Мэриленде цена за бушель пшеницы выросла с 1 долл. в 1777 до 5 тыс. долл. в 1780. Фермеры воспользовались высоким спросом на продовольствие и взвинтили цены, чтобы расплатиться с долгами и накопить средства для реинвестиций. Купцы и торговцы спекулировали товарами первой необходимости. Более всего страдали люди с фиксированными доходами, чьи заработки не могли угнаться за быстрорастущими ценами. Эти группы населения добились введения регулирования цен в большинстве городов и штатов, однако принятые законы зачастую не исполнялись. Нужды военной экономики, таким образом, раскололи общество по профессиональному и классовому признаку.

Послевоенный экономический спад лишь усугубил этот раскол. Не имея возможности экспортировать свои товары, многие плантаторы и фермеры требовали увеличить денежную массу для создания искусственной инфляции. Этим требованиям противостояли наемные работники с фиксированным жалованьем, которые выигрывали от снижения цен, а также купцы и кредиторы, которые не могли допустить, чтобы старые счета оплачивались новыми обесцененными деньгами.

Эти разногласия в проведении ценовой, налоговой и монетарной политики составили важное звено в американской политической жизни. До 1776 политическая деятельность оставалась главным образом уделом высших классов. Война и экономический кризис вовлекли в политику и другие слои населения и стимулировали формирование новых групп на основе общих интересов. В Филадельфии группа граждан стала контролировать городское собрание и внедрила обоснованную систему регулирования цен и заработной платы. Эта мера, в свою очередь, вызвала протест кожевенников, которые объединились для защиты своих интересов.

За короткий промежуток времени политическая жизнь страны ознаменовалась поворотом в сторону демократии. За годы войны резко возросла доля фермеров со средними и низкими доходами, избранных в законодательные собрания штатов. Приток таких людей в ассамблеи способствовал расшатыванию привычных политических процедур традиционного «респектабельного» общества. В 1786 в западном Массачусетсе группа отчаявшихся фермеров во главе с Дэниелом Шейсом, бывшим офицером американской революционной армии, закрыла окружные суды и подняла вооруженный мятеж против законодательного собрания штата, в котором тон задавали купцы и кредиторы из восточных районов страны.

К 1789 во всех штатах были отменены пережитки старинных феодальных податей (т.н. «квитрента»). Майоратное наследование земли и наследование по праву первородства были отменены в Виргинии в 1785, однако на Юге, где земли было достаточно, такие законы использовались редко, а в Новой Англии – вообще не применялись.

Упразднение англиканской церкви как государственного института означало конец монопольного положения официальной религии и способствовало установлению в ряде штатов свободы вероисповедания. Повсеместно продолжалось упрочение позиций конгрегационалистской церкви. В большинстве штатов государственные должности предоставлялись только лицам христианского вероисповедания.

122614 1614 6 История СШАОбразование Конфедерации и принятие конституции. Важным нововведением стало объединение штатов. В 1777 Континентальный конгресс, приняв «Статьи Конфедерации», сформировал первое центральное правительство. В «Статьях» обосновывалась необходимость учреждения однопалатного законодательного органа, состоящего из представителей всех штатов. Созданная в то время, когда страх перед центральной властью был еще слишком силен, Конфедерация вначале возникла скорее как союз штатов, а не государственное объединение, и имела весьма ограниченные полномочия. У нее не было права вводить налоги и регулировать торговлю, что оставалось прерогативой самих штатов. Конфедерация могла принимать законы лишь при условии их одобрения девятью из тринадцати штатов. Каждый штат мог наложить вето на любой закон, ограничивавший его суверенные права.

Тем не менее за Конфедерацией сохранялись немалые полномочия: она могла объявить войну и вести переговоры о мире и независимости. Именно это было положено в основу союза. Начиная с 1785 Конфедерация предприняла раздел обширной территории, расположенной к северо-западу от р.Огайо и переданной в ее распоряжение штатами, уже давно претендовавшими на эти западные земли. Под влиянием идей о самоопределении, провозглашенных Декларацией независимости, Конфедерация приняла в 1787 Законоположение о Северо-Западной территории, запрещавшее рабовладение в этом регионе и оговорившее право новых штатов быть принятыми в союз на основе полного равенства с первыми 13 штатами.

Эти важные достижения, впрочем, были омрачены нестабильным финансовым и социально-экономическим положением Конфедерации. Сокращение налоговых поступлений и падение цен вынудили многие штаты выставить тарифные барьеры против товаров, поступающих из соседних штатов. Конфедерация не обладала достаточной властью для разрешения этих противоречий или установления единых пошлин на импортные товары. Финансовая зависимость центрального правительства от поступающих из штатов ежегодных взносов существенно ограничивала возможность покрыть внутренние долги военного времени и получить дополнительные кредиты у Франции и Нидерландов.

В 1786 в Аннаполисе (Мэриленд) собрался торговый конвент, поставивший своей целью разрешение этих проблем путем внесения изменений в «Статьи Конфедерации». Руководителями этого собрания и реформистского движения в целом были в основном те же самые люди, которые заседали в Континентальном конгрессе. Их поддерживали влиятельные политические деятели из небольших и экономически более слабых штатов – Коннектикута, Нью-Джерси, Мэриленда, Делавэра и Джорджии (где послевоенные проблемы особенно обострились), а также консервативно настроенные кредиторы, купцы и финансисты, обеспокоенные инфляционной политикой правительств штатов, шаткими позициями страны на международных рынках и неспособностью Конфедерации погасить государственный долг в 40 млн. долл.

На заседаниях следующего конвента в мае 1787 в Филадельфии высказывалось мнение о необходимости более сильного и действенного центрального правительства. Однако после месячного обсуждения делегаты, уполномоченные законодательными собраниями штатов, отвергли проект об укреплении власти федерального правительства при сохранении суверенитета штатов. Конвент решил обсудить план создания истинно национального правительства, которое, как пояснил его автор Джеймс Мэдисон, «вместо того, чтобы управлять штатами, будет управлять без их вмешательства своими гражданами». Приняв такое решение, делегаты превысили свои мандатные полномочия пересматривать «Статьи Конфедерации» и приступили к выработке новой конституции.

Делегаты конвента достигли компромисса по вопросу о представительстве и согласовали многие детали в ходе интенсивных трехмесячных дискуссий. Интересы малых штатов были гарантированы равным представительством в верхней палате нового национального законодательного собрания. В свою очередь, делегаты этих штатов согласились с принципом пропорционального представительства в нижней палате. Удовлетворив требования малых штатов о предоставлении им некоторых законодательных прерогатив, конвент наделил весьма широкими полномочиями будущее национальное правительство. Было решено, что положения Конституции и законодательные акты Конгресса станут безусловно обязательными для всех штатов; центральной власти предоставлялся контроль над вооруженными силами, денежной эмиссией, внешней торговлей; она наделялась полномочиями принимать «должные и необходимые» законы для осуществления положений Конституции. Передав новый документ Конгрессу Конфедерации для распространения в штатах, конвент объявил, что Конституция автоматически вступит в силу после ее ратификации девятью из тринадцати штатов.

Как и само движение за независимость, новая Конституция явилась плодом усилий относительно узкой группы выдающихся политиков и не сразу завоевала поддержку всего населения. Выбор делегатов на съезды в штатах, созываемые для одобрения новой государственной системы, выявил глубокий раскол между крупными собственниками и малоимущими слоями населения. В целом небогатые фермеры были против ратификации новой Конституции, а крупные фермеры, купцы и городские ремесленники выступали за ее принятие. Лидеры антифедералистов, пользовавшиеся влиянием у населения периферических районов, критиковали новую Конституцию за отсутствие билля о правах и наделение центрального правительства слишком большой властью. Кроме того, они считали, что простые люди не получили должного представительства в национальном законодательном собрании. Используя аргументацию французского философа Монтескьё, антифедералисты утверждали, что республиканские институты подходят лишь для городов и небольших штатов, ибо только там суверенный народ может осуществлять непосредственный контроль за правительством и избирать таких представителей, личные качества и способности которых хорошо известны.

align=»justify»Отвечая на эти возражения, Джеймс Мэдисон вместе с Александром Гамильтоном и Джоном Джеем в 1787–1788 написали серию памфлетов (Документы федералистов) в защиту национального правительства. Они отвергали вероятность установления диктатуры центрального правительства и указывали на большие властные полномочия, закрепленные за штатами, на разделение государственной власти между исполнительной, законодательной и судебной ветвями, каждая из которых будет контролировать и уравновешивать власть других ветвей и таким образом обеспечит сохранение свободы. Наконец, в десятом памфлете Мэдисон дал блестящую отповедь Монтескьё, утверждая, что большие размеры и многообразие Соединенных Штатов будут служить скорее гарантией, нежели угрозой для республиканского правления, способствуя предотвращению «тирании большинства», ибо исключают возможность для какой-либо группы или лица установить контроль над правительством страны.

Благодаря не столько интеллектуальному превосходству, сколько более изощренному политическому опыту и лучшей организованности лидерам федералистов удалось добиться ратификации Конституции в 1789. Эта Конституция восстановила на основе суверенитета народа систему централизованной власти, свергнутой в 1776.

НОВОЕ ГОСУДАРСТВО

122614 1614 7 История СШАНаселение. Среди нововведений федеральной Конституции было положение о проведении общенациональной переписи населения каждый десять лет. Первоначально имевшая цель обеспечить основу для периодической коррекции пропорционального представительства в нижней палате Конгресса, регулярная перепись позволила новому государству также определить число своих граждан. Согласно первой переписи 1790, в стране проживали ок. 4 млн. человек. За период с 1790 по 1815 численность населения удвоилась, а к 1860 достигла 31,5 млн. На протяжении первой половины 19 в. происходила миграция американцев на запад. Население Северо-Западной территории, где образовались штаты Огайо, Индиана, Иллинойс, Мичиган и Висконсин, возросло с 51 тыс. в 1800 до 6,9 млн. в 1860. За тот же период численность населения Новой Англии возросла с 1,2 млн. человек до 3,1 млн. В 1790 в составе населения преобладали выходцы с Британских островов, но были также представители других национальностей (немцы, валлийцы, французы, швейцарцы и голландцы). Этнический состав населения фактически оставался неизменным вплоть до наплыва немецких и ирландских иммигрантов в 1840–1850-х годах. В 1790 африканцы составляли пятую часть всего населения, однако из-за упадка табаководства в Чесапикском регионе ввоз рабов сократился. Во время Войны за независимость в большинстве штатов ввоз рабов был запрещен, и в 1808 Конгресс законодательно закрепил этот запрет. Однако подпольная работорговля процветала еще долгие годы. Во время революции рабы в большинстве северных штатов обрели свободу, однако им редко удавалось получить все гражданские права.

Экономика. 95% населения новой страны проживали на фермах или в небольших сельских поселениях. Продукция фермерских хозяйств и лесоматериалы отправлялись в Европу в обмен на промышленные товары. В стране развивались типичные для колониальной экономики отрасли хозяйства – рыболовство, лесозаготовки, кораблестроение и мукомольное производство. Будучи экономическим придатком Европы, США оставались государством-должником, расходы которого по импорту превышали доходы от экспорта. Дефицит торгового баланса покрывался за счет доходов от морских грузоперевозок, которые сильно возросли с началом войны в Европе в 1793. После того как в 1815 в Европе воцарился мир, основным источником доходов государства от внешней торговли стал хлопок.

Создание нового правительства. При первых двух президентах, Джордже Вашингтоне (1789–1797) и Джоне Адамсе (1797–1801), в правительстве задавали тон федералисты, трудами которых была составлена и принята Конституция. Теперь перед ними стояла задача разработать детали государственного устройства.

Собравшийся весной 1789 первый Конгресс ввел таможенные пошлины на импортные товары, а затем приступил к созданию и заполнению различных должностей в системе исполнительной и судебной власти. Военное министерство было без изменений перенесено из правительства Конфедерации и были созданы два новых ведомства – государственный департамент и министерство финансов. Во главе государственного департамента президент Джордж Вашингтон поставил Томаса Джефферсона, который с 1784 находился в качестве специального посланника во Франции. Новый глава министерства финансов Александр Гамильтон был мало известен в стране, но в период Конфедерации он приобрел некоторый опыт в управлении финансов, возглавлявшемся финансистом Робертом Моррисом. При создании системы судебной власти возникли некоторые сложности, так как антифедералисты возражали против института федеральных судов, считая их излишними и создающими угрозу независимости судов штатов. Тем не менее националисты одержали победу, и закон о судоустройстве 1789 утвердил иерархию федеральных судов, подчиненных Верховному суду.

Билль о правах. Первый Конгресс рассмотрел также вопрос о поправках к недавно принятой конституции. Ее критики сконцентрировали внимание на отсутствии гарантий прав граждан, а кое-кто даже настаивал на существенном ограничении полномочий Конгресса. Джеймс Мэдисон, уже утвердившийся в роли представителя администрации в нижней палате, взял на себя труд составить список поправок. Десять из них получили одобрение Конгресса и вступили в силу в 1791 после их ратификации тремя четвертями штатов, как того требовала Конституция. Эти десять поправок, известные как Билль о правах, обеспечили основные права американских граждан: свободу слова и печати, а также такие юридические гарантии, таких, как право на защиту в суде и суд присяжных.

Финансовая система Гамильтона. Первый Конгресс ушел на каникулы в сентябре 1789, поручив министру финансов подготовить доклад о государственном кредите. Со времен революции правительство не брало займы. Доказывая, что уплата старых долгов есть наилучший способ обеспечить кредиты в будущем, Гамильтон предложил возместить в номинальном размере все долговые обязательства времен Войны за независимость. Для этой цели, считал он, следует создать национальный банк, находящийся в совместном владении государства и бизнесменов. После выплаты долгов банк сможет использовать государственные облигации для обеспечения своих банкнот. Первый Банк Соединенных Штатов был создан в 1791 с правом деятельности в течение 20 лет.

Предложенная Гамильтоном программа подверглась критике со стороны оппозиции. Основную выгоду от новой системы получали богатые спекулянты, которые по дешевке скупали государственные ценные бумаги. Но Гамильтон видел в этом дополнительное преимущество своей системы, так как союз богатых и влиятельных граждан с режимом гарантировал социальную стабильность. С точки зрения Джеймса Мэдисона это означало обогащение кучки спекулянтов за счет массы простых налогоплательщиков, таких, как мелкие фермеры и сельские лавочники. Его протест стал первым проявлением раскола среди сторонников Конституции. С 1791 единомышленники Мэдисона в Конгрессе, в основном выходцы из южных штатов, стали называть себя республиканцами. Они выступали от имени аграрного большинства против городских купцов-спекулянтов и требовали узкого толкования Конституции, в частности ограничения полномочий федерального правительства.

Возникновение политических партий. До 1793 термины «федералист» и «республиканец» выражали не более чем различие взглядов в Конгрессе. Поляризация общественного мнения и создание первой в стране двухпартийной системы явились в основном результатом внешней политики. В 1793 молодая Французская Республика объявила войну коалиции европейских монархий во главе с Великобританией. США сохраняли в этой войне нейтралитет, но федералисты, напуганные «правлением террора» во Франции, открыто выражали симпатии Великобритании, тогда как республиканцы поддерживали Францию. Состоявшийся в 1793 визит французского эмиссара Эдмона Жене вызвал в американском обществе взрыв профранцузских настроений, что было на руку республиканцам. Государственный секретарь Джефферсон, недовольный пробританскими симпатиями Вашингтона, ушел в отставку и возглавил оппозиционную партию.

Война вскоре поставила перед американской дипломатией немало проблем. Воспользовавшись своим превосходством на море, Великобритания установила блокаду Франции и стала преследовать американские корабли с контрабандными грузами. Чтобы воспрепятствовать дальнейшему ухудшению англо-американских отношений, Вашингтон направил в 1794 в Лондон своего специального посланника верховного судью Джона Джея. Джей обнаружил, что англичане не желают обсуждать вопрос о нейтралитете, однако он сумел заключить торговое соглашение и добился согласия Лондона на вывод английских войск с территорий, расположенных к югу от Великих озер. Считая, что договор Джея явился ущемлением американских прав на морское судоходство, республиканцы провели активную кампанию протеста. Все это происходило на фоне общественных волнений. Осенью 1794 фермеры западной Пенсильвании отказались платить федеральный налог на виски. И хотя протест не пошел дальше стихийных выступлений толпы на улицах, «спиртной бунт» встревожил Дж.Вашингтона, который направил войска для усмирения бунтовщиков. Это поспешное решение еще больше разозлило фермеров и оказалось политически выгодным для республиканцев. Оба этих события, заключение договора Джея и «спиртной бунт», произвели окончательный раскол общественного мнения.

Конфликт с Францией. Посчитав, что договор Джея закрепил англо-американский альянс, Франция разорвала дипломатические отношения с США и стала захватывать американские суда. Когда президент Джон Адамс в 1797 послал в Париж делегацию из трех человек, французские чиновники потребовали взятку за положительное решение вопроса. В последующие годы между двумя государствами то и дело возникали конфликты на море, но умеренная позиция Адамса удерживала Конгресс от официального объявления войны. Федералистский Конгресс, однако, воспользовался международным кризисом для подавления внутренней оппозиции. Серия законов об иностранцах предоставила президенту право депортировать всех подозрительных лиц, а закон о подстрекательстве к мятежу, объявив критику правительства государственным преступлением, заткнул рот республиканской прессе. В 1800 дипломатические и торговые отношения между США и Францией были восстановлены.

Внутренняя политика Джефферсона. Урегулировав конфликт с Францией, президент Адамс продемонстрировал высокое дипломатическое искусство, однако его умеренность стоила ему политической поддержки. От него отвернулись «влиятельные федералисты», которые выступали за войну и выдвигали в качестве своего лидера Гамильтона. Воспользовавшись расколом среди федералистов, кандидат от республиканцев Джефферсон (в паре с Аароном Бэрром) выиграл президентские выборы 1800. Это была первая смена власти в правящей элите со времен принятия Конституции.

Хотя Томас Джефферсон привычно называл свое избрание не иначе как «революцией 1800 года», перемен в политике и кадровых перестановок почти не произошло. Алберт Галлатин, министр финансов при Джефферсоне, отменил все введенные федералистами налоги, кроме таможенных пошлин, сократил численность армии и флота и попытался погасить государственный долг; вместе с тем, он намеревался сотрудничать с федералистским Банком США. Правительство Джефферсона, унаследовав традиционную антифедералистскую неприязнь к судебной власти, отменило ряд судебных постов и объявило импичмент члену Верховного суда Сэмюэлю Чейзу. (Впрочем, после оправдания последнего сенатом наступление на судебную власть прекратилось.)

Внешняя политика Джефферсона: 1800–1812. Хотя внутренняя политика нового президента почти не отличалась от курса федералистов, в его внешней политике проявился особый тип национализма. Менее чем через два месяца после инаугурации президент был вынужден начать войну с берберскими пиратами, которые запрашивали большую мзду за проход судов близ берегов Северной Африки. Он мобилизовал построенный при федералистах флот и после двухлетней блокады Триполи заключил мирный договор, положивший конец унизительной дани.

Покупка Луизианы стала очередным проявлением джефферсоновского национализма: территория страны значительно расширилась и появилась область находившаяся под исключительным контролем федерального правительства. Луизиана (территория между р.Миссисипи и Скалистыми горами) с 1763 была испанским владением, но в 1800 Испания уступила ее Франции. Обеспокоенный соседством могущественной державы, Джефферсон направил специального эмиссара Джеймса Монро в помощь американскому посланнику в Париже Роберту Р.Ливингстону. В случае отказа Франции продать Луизиану планировалось заключение оборонительного военного союза с Великобританией. Наполеон, испытывавший хроническую нужду в финансах для снабжения своих армий, в 1803 согласился продать Луизиану за 15 млн. долл.

Экспедиция Льюиса и Кларка. Еще до покупки Луизианы Джефферсон вынашивал планы исследования этого региона. Он назначил двух виргинцев, Мериуэдера Льюиса и Уильяма Кларка, руководить военной экспедицией в составе 65 человек. В результате путешествия Льюиса и Кларка вверх по течению р.Миссури и вниз по р.Колумбия к Тихому океану (1804–1806) была получена ценная географическая информация для обоснования будущих претензий США на Орегон и тихоокеанское побережье.

<Заговор Бэрра. В связи с приобретением огромной территории к западу от Миссисипи возникло много новых проблем, так как примитивные средства сообщения той эпохи существенно ограничивали административные возможности федерального правительства. Коренные жители региона, французские и испанские креолы, были не слишком довольны американским правлением, и этим умело воспользовался бывший вице-президент Аарон Бэрр. Человек безграничных амбиций и талантливый интриган, Бэрр испортил свою политическую карьеру, убив на дуэли Александра Гамильтона летом 1804. В 1805–1806 он предпринял две поездки на Запад с целью раскола Союза. Однако Запад остался верен конституции, а Бэрр оказался за решеткой. Его судили по обвинению в государственной измене, но в конце концов выпустили за отсутствием улик.

Война в Европе и нейтралитет США. После 1805 война в Европе приняла новый оборот. Серия блестящих побед на море доказала превосходство британского флота, а Наполеон утвердился в роли хозяина материковой Европы. Когда же Англия установила континентальную блокаду вдоль северо-западного побережья Европы, Наполеон ответил захватом торговых судов, направлявшихся в Англию. Нейтральные США оказались в самом эпицентре грандиозной экономической войны и беспомощно взирали на то, как их корабли становятся добычей обеих противоборствующих сторон.

Британский флот, испытывавший хронический дефицит в живой силе, останавливал американские торговые суда под предлогом поимки дезертиров. В результате этих действий многие американцы были принудительно завербованы в английский военно-морской флот. Ситуация резко обострилась в 1807, когда английский фрегат неподалеку от территориальных вод США взял на абордаж американский военный корабль «Чесапик».

Эмбарго. Этот удар по суверенитету Америки вызвал всеобщий порыв к войне, но президент Джефферсон решил ответить экономическим контрударом. По его запросу Конгресс в декабре 1807 объявил торговое эмбарго, запретив американским кораблям покидать порты. Лишив воюющие страны американского продовольствия и хлопка, он надеялся склонить их к признанию нейтралитета США. Однако такая политика оказалась слишком дорогостоящей. Федералисты Новой Англии резко критиковали правительство, кое-кто из них даже начал подготавливать почву для выхода Севера из Союза. После президентских выборов 1809 Джеймс Мэдисон стал преемником Джефферсона, но и федералисты одержали внушительные победы в северных штатах. Весной 1809 Конгресс заменил эмбарго запретом торговли с Англией и Францией. Однако даже эта мера оказалась слишком тяжким бременем для национальной экономики и уже на следующий год была отменена.

Положение на Западе. Конфликты с неуступчивой Англией на море совпали по времени с волнениями индейцев в долине р.Огайо. Чтобы пресечь посягательства на исконные индейские территории, вождь племени шауни Текумсе создал конфедерацию племен Огайо. Его воины, подстрекаемые англичанами, в ноябре 1811 атаковали приграничную армию Уильяма Генри Гаррисона. После битвы на р.Типпекану в Индиане Запад потребовал от центральной власти нанести ответный удар по Британской Канаде.

Война 1812 года. Молодые конгрессмены из числа республиканских националистов, такие как Генри Клей и Джон Кэлхун, стали выразителями оскорбленного национального достоинства. При поддержке президента Мэдисона, «военные ястребы» в Конгрессе инициировали весной 1812 подготовку к войне, которая казалась неизбежной. В июне 1812 Англии была объявлена война.

Федералисты, заподозрившие Мэдисона в тайном сговоре с Наполеоном, выступили с резкой критикой этого решения. В Новой Англии губернаторы-федералисты при каждом удобном случае саботировали военные мероприятия. Их политика, впрочем, лишь ускорила крах Федералистской партии, которая так и не смогла избавиться от клейма антипатриотизма. В результате после 1815 наступила эпоха однопартийного правления, известная как «эра добрых чувств», когда республиканцы, пополнив свои ряды бывшими федералистами, переняли и их концепцию централизованного управления.

Новая волна национализма. Война выявила в государственном устройстве целый ряд изъянов, исправить которые взялись республиканцы-националисты во главе с Клеем и Кэлхуном. Под лозунгом эмбарго и войны в американской промышленности начался подъем. В 1816 Конгресс предпринял попытку стимулировать зарождающиеся отрасли производства, введя высокие пошлины на импорт. Одновременно взамен прежнего федералистского банка был учрежден Второй Банк Соединенных Штатов, призванный обеспечить стабилизацию экономики посредством альянса правительства и предпринимательских кругов. Эти программы в 1817 были дополнены законопроектом о выделении фондов для строительства национальной системы дорог и каналов. Возникшие во время войны трудности в переброске и снабжении войск продемонстрировали необходимость создания отлаженной транспортной системы. Президент Мэдисон наложил вето на этот законопроект как противоречащий Конституции, но Конгрессу все же удалось обеспечить поддержку проекту прокладки Камберлендской дороги от верховьев Потомака до долины Огайо.

Централизация государства в послевоенное десятилетие сопровождалась активной внешней политикой. Ее архитектором стал Джон Куинси Адамс, государственный секретарь в правительстве Монро и ярый националист. Его звездный час наступил в 1818, когда генерал Эндрю Джексон, преследуя отряд семинолов, вторгся в испанскую Флориду, захватил две испанские заставы и казнил двух британских граждан, обвиненных в сговоре с индейцами. Игнорируя протесты испанцев против этого вторжения, Адамс предложил разрешить конфликт покупкой Флориды. Испания была озабочена проблемой безопасности других своих владений в Северной Америке, в первую очередь Мексики. По договору Адамса – Ониса, заключенному в 1819, Испания продала Соединенным Штатам Флориду за 5 млн. долл. Граница США и Мексики была проведена от р.Сабин в Луизиане на северо-запад до 42-й параллели, а оттуда на запад до Тихого океана. Этот договор, ставший триумфом дипломатии Адамса, способствовал объединению территории США к востоку от Миссисипи, а новая трансконтинентальная граница укрепила американские притязания на тихоокеанское побережье.

Доктрина Монро. В 1823 президент Джеймс Монро объявил, что весь Новый Свет находится под дипломатической защитой США. Воспользовавшись тем, что Европа была втянута в наполеоновские войны, испанские колонии в Латинской Америке взбунтовались и провозгласили себя независимыми республиками. Это сулило североамериканским торговцам и промышленникам гигантский новый рынок, которому угрожало лишь то, что Испания или какая-либо другая европейская держава утвердит в Южной Америке свое господство. Во избежание такого развития событий президент Монро 2 декабря 1823 провозгласил, что США готовы смириться с существованием оставшихся колоний в Новом Свете, но не допустят создания новых колоний и не позволят перехода колоний от одной европейской державы к другой. Предложив идею взаимного невмешательства, Монро заявил, что США готовы воздерживаться от участия в европейских войнах, но любое вторжение европейского государства в Новый Свет будет истолковано как акт агрессии.

Север и Юг. Хотя Юг доминировал в политической жизни страны с 1789, он постепенно стал уступать Северу и по численности населения, и по богатству. После войны 1812 Север рос быстрыми темпами, его население пополнялось за счет иммиграции, а экономика претерпевала коренные изменения в ходе индустриализации. Почти не затронутый этими тенденциями Юг все острее ощущал свое отставание и из чувства самосохранения ухватился за доктрину прав штатов и ограничения полномочий центрального правительства. В 1819 дополнительными стимулами для обособления Юга стали два фактора – развернувшиеся дискуссии о рабовладении в Миссури и упадок сельского хозяйства.

Миссурийский компромисс. Когда в 1819 территория Миссури подала заявку о вступлении в Союз в качестве штата, палата представителей, в которой преобладали северяне, настояла на выполнении условия об отмене рабовладения. Это первое открытое проявление антирабовладельческих настроений Севера сильно встревожило южан. Сенат отверг условие, выдвинутое нижней палатой. В 1820 выход из тупика был наконец найден в т.н. миссурийском компромиссе. Принятие в состав Союза Миссури как рабовладельческого штата было сбалансировано принятием штата Мэн, где рабовладение отсутствовало. С целью умиротворения северян рабовладение было запрещено на остальной части Луизианы к северу от 36°30ў.

Кризис. С миссурийским компромиссом по времени совпал кризис, начавшийся после биржевой паники весной 1819. Хотя финансовая система страны вскоре была восстановлена, экономика Юга сильно пострадала в связи с падением цен на хлопок. В поисках козла отпущения южане возложили ответственность на федеральное правительство. В ряде южных штатов были приняты законы, ограничивающие полномочия Банка Соединенных Штатов, действия которого способствовали углублению кризиса. В Южной Каролине источником всех бед считали таможенный тариф, а в Джорджии правительство обвиняли в неспособности изгнать индейцев и занять новые земли. В обоих случаях недовольство проявлялось в политической оппозиции правительству и в апелляции к правам штатов.

Избрание в 1824 президентом Джона Куинси Адамса южане восприняли в штыки. Последовательный националист, Адамс предложил финансировать из государственного бюджета транспортную систему страны и даже создание национального университета. Тарифный закон 1828 ввел наивысшую ставку пошлин за весь период до Гражданской войны, вызвав яростную реакцию Юга.

Отмена пошлины в Южной Каролине. Местничество южан достигло апогея к концу 1828, когда законодательное собрание Южной Каролины приняло подготовленную Кэлхуном декларацию, направленную против нового тарифа. Кэлхун доказывал, что каждый штат вправе отменять неконституционные законы федерального правительства. Тем самым защищались права южного меньшинства, поскольку любое спорное решение могло обрести статус поправки к Конституции. Кэлхун полагал, что введение тарифа неконституционно, поскольку Конгресс не обладает полномочиями защищать или субсидировать производителей.

Исходя из такой концепции, Южная Каролина приняла в 1832 декрет, отменявший тарифный закон. Президент Эндрю Джексон осудил мятеж и пригрозил применить силу для его подавления. В критический момент Клей и Кэлхун пошли на компромисс. В начале 1833 Конгресс принял решение о постепенном снижении тарифа в течение 10 лет, а Южная Каролина отменила свой декрет.

Джексоновская демократия. Конфликт между национализмом и регионализмом в 1820-х годах способствовал расколу в Республиканской партии и восстановлению двухпартийной системы. Националисты-республиканцы поддерживали Джона Куинси Адамса и его государственного секретаря Генри Клея. Члены оппозиционной группы, сформированной нью-йоркским сенатором Мартином Ван Буреном, называли себя демократами-республиканцами (позднее – демократами). Эта фракция состояла из южан, выступавших за расширение прав штатов, северян – бизнесменов, требовавших ограничения регулирующей роли государства, а также из фермеров и рабочих. Это была довольно разношерстная коалиция, чье единство обеспечивала главным образом фигура Эндрю Джексона, кандидата в президенты на выборах 1828.

В 1828 забрезжила заря новой эры. Ревизия конституций штатов, созданных после революции, и отмена имущественного ценза существенно расширили численность электората. В качестве кандидата в президенты Джексон представлял собой воплощение военной доблести и способности к волевым решениям. Будучи богатым плантатором, рабовладельцем и землеторговцем, он сумел снискать себе репутацию защитника интересов простого народа.

После избрания президент Джексон упрочил свою репутацию, выдвинув концепцию регулярной ротации кадров на государственных должностях. Он считал, что управлять страной способен любой честный и разумный человек. Сторонники Адамса были уволены, и на смену им пришли верные сторонники Джексона.

Проведение реформ. Джексоновской демократии повезло: правление новой администрации совпало в 1830-х годах с широким общественным движением за социальные реформы. Хотя сторонники Джексона редко участвовали в реформистских кампаниях, они пользовались благами атмосферы прогресса, царившей в обществе. Многие проекты реформ балансировали на грани абсурда, но некоторые из них приводили к подлинно прогрессивным социальным преобразованиям. В области народного образования Хорас Манн в Массачусетсе и Генри Барнард в Коннектикуте усовершенствовали методику подготовки учителей и ввели надзор властей штатов над школьными программами. Реформы наметились и в пенитенциарной системе: так, Обернская исправительная колония в Нью-Йорке проводила эксперименты по социальной реабилитации преступников путем привлечения их к труду. Доротея Дикс в одиночку начала кампанию за создание психиатрических лечебниц. Кампании за трезвость и мир наделали много шума, но разбились о скалы общественного безразличия.

Кампания против рабовладения. Внимание реформаторов неизбежно должно было привлечь главное зло американского общества – система рабовладения. До 1830-х годов белые южане в общем порицали рабство, но не видели никакого способа решить расовую проблему. 1 января 1831 Уильям Ллойд Гаррисон выпустил в Бостоне первый номер газеты «Либерейтор». Исходя из идеи, что рабство аморально, этот орган выступал за немедленное и некомпенсируемое освобождение рабов. Два года спустя Гаррисон и его единомышленники основали Американское антирабовладельческое общество, и по мере распространения его влияния по всему Северу политики вынуждены были занимать четкую позицию по вопросу о рабовладении. За 1840–1850-е годы отношение южан к рабовладению заметно изменилось. Расширившееся движение за отмену рабовладения, обострение политической напряженности и мятеж Ната Тернера в 1831 вынудили Юг перейти к обороне. Рабовладение там начали отстаивать как дело нравственное и благодетельное, к тому же экономически выгодное.

Джексон и Банк Соединенных Штатов. Война с Банком Соединенных Штатов стала кульминацией джексоновской демократии. У этого банка нашлось немало врагов. Банкиры штатов завидовали его мощи, растущему классу предпринимателей было тесно в рамках его консервативной политики, фермеры и рабочие вообще не любили банки, предпочитая получать заработанное наличными деньгами. Джексон и его окружение рассматривали Банк как символ всех спекулятивных грехов нации, как монстра, обладающего огромной властью и не несущего никакой ответственности за свои действия. Однако голоса недовольных вряд ли обрели бы полную силу, если бы сам Банк не спровоцировал конфликт, запросив в 1832 новую хартию.

Новая хартия Банка прошла в Конгрессе благодаря стараниям Дэниела Уэбстера и Генри Клея, которые стремились к обострению ситуации. Когда президент наложил на хартию вето, они сочли свою цель достигнутой, однако политическая аранжировка президентского вето превратила его в блестящую декларацию в защиту бедных от богатых. Джексон выиграл президентские выборы 1832 и разгромил Банк Соединенных Штатов, изъяв из него депозиты казначейства и разместив их в банках штатов.

Экономический подъем и кризис. Крушение Банка в действительности произвело прямо противоположный эффект тому, на который рассчитывали Джексон и его окружение. Они не понимали, что Банк оказывал регулирующее и в целом оздоровляющее влияние на экономику страны. При отсутствии сдерживающего фактора банки штатов стали бесконтрольно выпускать банкноты и беззастенчиво брать займы. В результате в стране широко распространились финансовые спекуляции, которым Джексон как раз стремился положить конец.

Процветание середины 1830-х годов совпало также с лихорадочным строительством канала: каждый штат пытался повторить успех нью-йоркского канала Эри (завершен в 1825). Но этот грандиозный мыльный пузырь должен был неминуемо лопнуть, что и произошло после обвала цен на хлопок, вызвавшего финансовую панику весной 1837. Последовавшая затем депрессия, по иронии судьбы, дискредитировала администрацию Мартина Ван Бурена, преемника Джексона. Ловкий политик, прозванный «маленьким волшебником», Ван Бурен оказался совершенно неспособным справиться с кризисом.

Вигская интерлюдия. Созданная в 1834 партия вигов состояла из разных групп, которых объединяла неприязнь к Джексону. Ядром партии стала прежняя фракция националистов-республиканцев во главе с Уэбстером и Клеем. В 1840 виги надеялись завоевать Белый дом, перенимая популярные джексоновские методы ведения предвыборной кампании. Их кандидатом стал герой войны генерал Уильям Генри Гаррисон, представитель Запада, уроженец Виргинии. Чтобы угодить Югу, кандидатом на пост вице-президента был выдвинут Джон Тайлер, джефферсонианец из Виргинии. Действуя под лозунгом «Типпекану и Тайлер», виги махнули рукой на политические проблемы и сосредоточили усилия на шумных парадах и званых обедах. Такой прием увенчался успехом. К несчастью, Гаррисон заболел пневмонией и умер через месяц после инаугурации. Президентом стал Тайлер. Стойкий приверженец идеи прав штатов, он разочаровал вигов, наложив вето на их предложения о создании нового государственного банка и о повышении тарифов. В конце концов виги изгнали Тайлера из партии и в 1844 выдвинули своим кандидатом Генри Клея. Организовав предвыборную кампанию на старых лозунгах (национальный банк, повышение тарифов и реорганизация правительства), Клей проиграл демократам, которые ловко сыграли на общественных настроениях, выдвинув лозунг территориальной экспансии.

Техас и Орегон. Вслед за Стивеном Остином, который привел 300 поселенцев в мексиканский Техас в 1821, американские иммигранты направлялись туда в поисках целинных земель, пригодных для возделывания хлопчатника. Недовольные коррумпированным диктаторским правлением мексиканцев, они подняли мятеж и в 1836 провозгласили республику Техас. Ее президент Сэмюэл Хьюстон рассчитывал на аннексию Техаса Соединенными Штатами, однако президент Джексон и его преемники не решались на столь радикальный шаг, способный спровоцировать войну с Мексикой. В середине 1840-х годов настроения в обществе изменились. Завороженные романтическим мифом Запада, тысячи ловцов счастья хлынули в Техас, другая масса пересленцев устремилась по Орегонской тропе в долину Уилламетт к югу от р.Колумбия. В газетах стали трубить о «неоспоримом предназначении» нации к экспансии и захвату всего материка. Демократы использовали эти настроения в 1844, выдвинув кандидатом в президенты Джеймса Полка из Теннесси, сторонника аннексии Техаса и Орегона. С 1818 в Орегоне существовало совместное правление США и Великобритании, но в 1844 демократы стали претендовать на весь тихоокеанский Северо-Запад вплоть до границ Аляски, выдвинув лозунг: «54°40ў или война!».

Победа Полка над Клеем послужила мандатом на экспансию, и Конгресс принял Техас в состав Союза. Хотя это решение было чревато войной с Мексикой, Полк поспешил расширить список потенциальных врагов страны, потребовав от Великобритании выйти из Орегона. Англичане, озабоченные проблемой голода в Ирландии, не желали воевать. Весной 1846 они предложили компромиссное решение в виде установления границы между обоими государствами по 49-й параллели от Скалистых гор до залива Пьюджет. США без промедления согласились, так как в то время они уже вели войну с Мексикой.

Война с Мексикой. Когда Техас входил в состав Мексики, его граница проходила по р.Нуэсес; после провозглашения независимой республики, новую границу провели по р.Рио-Гранде. Президент Полк благосклонно отнесся к территориальным притязаниям Техаса, однако для урегулирования конфликта направил в Мехико специального посланника и отдал приказ об оккупации спорной территории. Когда Мексика отказалась принять посланника, Полк пришел в ярость, и первая же вооруженная стычка войск генерала Закари Тейлора с мексиканской армией на северном берегу Рио-Гранде дала повод развязать войну. 11 мая 1846 президент обратился к Конгрессу с требованием объявить войну на том основании, что Мексика «вторглась на нашу территорию и пролила американскую кровь на американскую землю». Южане и демократы единодушно поддержали войну, оппозиционные голоса в основном звучали из лагеря вигов Новой Англии, заподозривших Юг в заговоре с целью распространить рабовладение на новые территории.

Условие Уилмота. Недовольство Севера этой войной проистекало из опасений, что присоединение новых земель принесет выгоду только рабовладельцам. Эти настроения проявились вскоре после начала войны, когда Дэвид Уилмот, конгрессмен из Пенсильвании, предложил запретить рабовладение на всех территориях, приобретенных в результате войны. Условие Уилмота сконцентрировало внимание противников рабовладения на проблеме «свободной земли». Закрывая глаза на рабовладение там, где оно уже существовало, сторонники «свободной земли» – фрисойлеры – стремились лишь воспрепятствовать распространению рабовладения на Запад. Гораздо более умеренное течение, чем аболиционизм, фрисойлерство обрело широкую поддержку в обществе. В течение последующих 15 лет лозунг «свободная земля» остался путеводной звездой американской политики.

Золотая лихорадка в Калифорнии. Не получив поддержку в Конгрессе, условие Уилмота тем не менее внесло раскол в обе политические партии; было отложено и создание новых правительств на Юго-Западе. На президентских выборах 1848 виги решили смягчить внутренние противоречия, выдвинув своим кандидатом героя войны Тейлора. Не имевший ни врагов, ни идей, Тейлор победил на выборах исключительно благодаря своей воинской славе. Споры о рабовладении с каждым годом обострялись, но Тейлору, чтобы разрешить этот кризис, явно не хватало качеств, необходимых политическому лидеру. Открытие золота в Калифорнии и «золотая лихорадка» 1849 привели к быстрому заселению тихоокеанского побережья. К концу 1849 конвент калифорнийцев направил в Конгресс петицию с просьбой принять Калифорнию в Союз в качестве штата, свободного от рабовладения.

КАНУН ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Компромисс 1850. Президент Тейлор высказался за принятие Калифорнии в Союз в качестве свободного штата. Определенное влияние на его позицию оказал нью-йоркский лидер вигов, противник рабовладения Уильям Сьюард. Юг не устраивало такое решение, ибо нарушался баланс представителей свободных и рабовладельческих штатов в сенате, последнем оборонительном бастионе южного меньшинства. И тогда Генри Клей внес в сенат свое знаменитое компромиссное предложение: Север присоединяет Калифорнию и получает запрет на работорговлю в округе Колумбия, а Югу гарантируются более действенные меры, связанные с преследованием беглых рабов. При этом оставшаяся часть Юго-Запада преобразуется в территории Юта и Нью-Мексико.

Принятие компромиссного проекта сдерживалось настойчивой оппозицией президента Тейлора, однако летом 1850 он умер от холеры. Его преемник Миллард Филмор сочувствовал идее компромисса. В окончательный вариант законопроекта Конгресс добавил положение о референдуме в Юте и Нью-Мексико по вопросу о рабовладении. Представлялось, что включенный в текст по настоянию сенатора Стивена Дугласа, демократа из Иллинойса, пункт о «суверенитете народа» упростит решение проблемы рабовладения. Поскольку последнее слово оставалось за самими жителями Запада, идея была в высшей степени демократической. Она давала и еще одно преимущество: проблема рабовладения выводилась из стен Конгресса, где она постоянно использовалась для упражнений в межпартийной риторике. Принятие компромисса разрешило кризис, и на какое-то время борьба фракций приобрела менее острый характер.

«Мягкотелая» администрация. Борьба вокруг вопроса о рабовладении на Западе обескровила обе политические партии. Оказавшись не в состоянии преодолеть фракционные противоречия, партия вигов распалась. Демократам же удалось сохранить единство благодаря доктрине суверенитета народа, однако в партии постепенно росло влияние южан. На президентских выборах 1852 демократы выдвинули кандидатом Франклина Пирса, уроженца Новой Англии, приемлемого для южан. Он нанес сокрушительное поражение разобщенным вигам и их кандидату из армейских кругов Уинфилду Скотту. Слабый и нерешительный, Пирс вскоре стал марионеткой в руках решительных южан, в частности военного министра Джефферсона Дэвиса.

Закон о Канзасе и Небраске. Период относительного спокойствия завершился принятием закона о Канзасе и Небраске весной 1854. Автором законопроекта был Стивен Дуглас, желавший проверить на практике концепцию суверенитета народа в ходе утверждения правительств новых штатов на территории Великих равнин. По условиям предложенного им законопроекта жители этих территорий должны были самостоятельно решить вопрос о распространении или нераспространении рабовладения в их штатах. Когда же оппоненты напомнили ему, что данная территория находится севернее широты 36°30ў и поэтому заведомо является «свободной землей», Дуглас внес в свой законопроект особый пункт об отмене Миссурийского компромисса.

Республиканская партия. На Севере закон вызвал мощную оппозицию. Разгневанные нарушением ранее достигнутых договоренностей, северяне были убеждены, что стали жертвой «заговора рабовладельцев», которые манипулировали президентом, шантажировали Конгресс и стремились распространить рабовладение на свободные территории. На волне этого недовольства в 1854 родилась новая политическая партия, преданная идее фрисойлерства. Она была названа Республиканской в память об антирабовладельческих идеалах Джефферсона.

«Кровоточащий Канзас». Главным уязвимым звеном идеи суверенитета народа была неопределенность сроков проведения референдума и определения кворума. Многие тогда решили, что суверенитет приведет к соперничеству Севера и Юга в заселении Запада, почему и было создано Массачусетское общество помощи эмигрантам (позднее переименованное в Новоанглийскую компанию помощи эмигрантам), которое содействовало переезду янки – противников рабовладения – в Канзас. Как для Севера, так и для Юга Канзас стал значимым политическим символом. Накал противостояния привел к кровопролитию. Когда банда южан совершила разрушительный набег на деревню Лоренс, Джон Браун в отместку убил пятерых южан у Потавотоми-Крик (1856).

<Выборы 1856. Борьба за пост президента развернулась на фоне кровавой резни в Канзасе. Разочаровавшись в Дугласе после вспышки насилия в Канзасе, демократы вновь обратили свои взоры на «северянина, исповедующего южные принципы»; на сей раз их выбор пал на Джеймса Бьюкенена из Пенсильвании. Бьюкенен имел достаточно широкую поддержу как на Юге, так и в северных штатах (Пенсильвании, Индиане, Иллинойсе). В ходе выборов проявился безнадежный раскол в стране. Виги прекратили существование как политическая сила; им на смену пришла ориентированная на Север антирабовладельческая Республиканская партия. Демократическая партия была единственной силой, имевшей поддержку как на Севере, так и на Юге. Однако по прошествии четырех лет и она оказалась в состоянии раскола.

Решение по делу Дреда Скотта. Вскоре после инаугурации Бьюкенена весной 1857 к дискуссии о рабовладении подключился Верховный суд США. Поводом стала апелляция чернокожего раба Дреда Скотта о предоставлении ему свободы на том основании, что он временно проживал на свободной территории, а именно в Небраске севернее параллели 36°30ў. Решение Верховного суда, составленное его председателем Роджером Тони, отвергло апелляцию Скотта. Пятая поправка к Конституции, утверждал Тони, не дает права Конгрессу лишать граждан собственности. Тем самым Миссурийский компромисс, лишивший рабовладельцев их собственности к северу от параллели 36°30ў, объявлялся неконституционным. Заявив, что Конгресс не имеет полномочий решать вопросы, связанные с рабовладением, суд предпринял попытку закрыть проблему «свободных земель» и разрешить региональные противоречия. На деле решение Верховного суда лишь обострило кризис, потому что этим решением одобрялось то, чего так долго добивались южане. Разъяренные северяне убедились, что семена «заговора рабовладельцев» проросли даже в Верховном суде страны.

Лекомптонская конституция. В 1857 сторонники южан в Канзасе взяли инициативу в свои руки, созвали конвент в Лекомптоне и приняли прорабовладельческую конституцию. Делегаты конвента были избраны незаконно – миссурийскими избирателями, которые временно пересекли границу и не были представителями населения Канзаса. Тем не менее Бьюкенен принял эту конституцию. Однако в Конгрессе Дуглас опротестовал ее, назвав фальшивкой. Его позиция внесла раскол в ряды Демократической партии, и вопрос о принятии Канзаса в Союз был отложен до 1861.

Дебаты Линкольна и Дугласа. Раскол среди демократов еще более усугубился в связи с выборами в Конгресс 1858. Дуглас намеревался добиться переизбрания, в борьбу с ним за сенатское кресло вступил республиканец Авраам Линкольн. В ходе публичных дебатов во Фрипорте (шт. Иллинойс) Линкольн спросил Дугласа, имеет ли население территории право запретить у себя рабовладение. Дуглас ответил, что, невзирая на решение Верховного суда, народ может воспрепятствовать введению института рабовладения. А без надсмотрщиков, сторожевых отрядов и карательных мер оно не сможет существовать. Фрипортская доктрина, похоже, вдохнула новую жизнь в идею суверенитета народа, и Дуглас добился переизбрания в сенат. Тем не менее фундаментальные расхождения между Дугласом и Бьюкененом уже ни для кого не оставались тайной. Опасения южан еще больше усилились, когда в 1859 Джон Браун прибыл из Канзаса в Виргинию и возглавил мятеж невольников, захватив арсенал в Харперс-Ферри. И хотя он потерпел поражение, жуткий призрак восстания рабов замаячил по всему Югу. После 1859 атмосфера там настолько накалилась, что для вспышки крупного пожара достаточно было крохотной искры.

Выборы 1860. Опасаясь как самого Дугласа, так и его Фрипортской доктрины, южные делегаты прибыли на конвент Демократической партии в 1860 с ультиматумом: партия выставит на выборах кандидата-южанина и выдвинет идею принятия федерального свода законов о рабовладении для всех новых территорий. Поскольку это означало бы развал партии на Севере, сторонники Дугласа отказались принять ультиматум, и тогда южане покинули конвент. Оставшиеся выдвинули кандидатом на пост президента Дугласа, а южные демократы назвали собственного кандидата – Джона Брекинриджа. Республиканцы обратились к Линкольну, умеренному фрисойлеру, обещавшему не трогать рабовладение там, где оно уже укоренилось. Четвертая партия – Партия конституционного союза – была создана с единственной целью защиты Союза и Конституции. Своим кандидатом в президенты она выдвинула Джона Белла из Теннесси. Победил на выборах Линкольн, выиграв во всех северных штатах. Дуглас, занявший второе место по числу голосов избирателей, был поддержан лишь выборщиками Миссури и тремя голосами из Нью-Джерси. Брекинридж одержал победу в 11 рабовладельческих штатах, а Белл – в трех пограничных рабовладельческих штатах.

Распад Союза. После 1789 президентское кресло, за редкими исключениями, доставалось выходцам с Юга. Власть в Белом доме была символом превосходства южан, и ее потеря в 1860 стала для Юга сильным потрясением. Хотя демократы по-прежнему контролировали Конгресс, а сам Линкольн не представлял непосредственной угрозы для системы рабовладения, южане почувствовали неумолимое приближение беды. После выборов Южная Каролина приняла решение о выходе из Союза, а к январю 1861 от него откололся весь дальний Юг, от Джорджии до Техаса. В феврале представители отделившихся штатов собрались в Монтгомери (шт. Алабама) и приняли конституцию для собственной Конфедерации, избрав ее президентом Джефферсона Дэвиса.

Таким образом, к моменту своей инаугурации в марте 1861 Линкольн получил лишь половину Союза. Единственными остатками федеральной власти на Юге оказались несколько военных крепостей, в частности Пенсакола (шт. Флорида) и форт Самтер (шт. Южная Каролина). В начале апреля Линкольн решил выслать в форт Самтер корабли с довольствием, предупредив об этом губернатора Южной Каролины. Юг приготовился дать вооруженный отпор. Утром 12 апреля 1861 пушки Чарлстона открыли огонь по форту. Конфликт, как и предсказывал противник рабовладения нью-йоркский сенатор Уильям Сьюард, стал неотвратимым.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА И РЕКОНСТРУКЦИЯ

В тылу. Обе стороны не были готовы к войне. Все считали, что она долго не продлится, поэтому вначале на фронте сражались одни добровольцы. Южане были убеждены, что благодаря экспорту хлопка они смогут заручиться поддержкой Европы в форме как прямого финансирования, так и поставок продовольствия и вооружения. Север, однако, превосходил Юг во всех отношениях: здесь были более производительные фермы, больше фабрик, способных удовлетворить военные запросы, развитая система железных дорог и множество банков, которые могли помочь кредитами. Тем не менее война продолжалась долгих четыре года, и хотя в результате афроамериканцы получили свободу и Союз был восстановлен, страна осталась расколотой.

Конфедерация первой ввела воинскую повинность в 1862, Север объявил мобилизацию в 1863. В армиях конфедератов в общей сложности служили ок. 1,3 млн. человек, в армиях северян – вдвое больше. Войска северян никогда не испытывали перебоев в снабжении. Юг же после 1862 постоянно терпел лишения. Надежды южан на помощь из-за рубежа так и не оправдались, но поскольку они вели сражения на внутренних фронтах, а в военном искусстве их полководцы явно превосходили северян, конфедераты вплоть до середины 1863 не только успешно отстаивали свою территорию, но и не сомневались в конечной победе.

За годы войны Север испытал экономический подъем. Строились новые фабрики, железные дороги поддерживались в отличном состоянии, армейские поставщики получали колоссальные барыши за счет увеличения объемов производства в сталелитейной, текстильной, швейной и мясоперерабатывающей промышленности. Экономическому буму способствовали также законодательные инициативы республиканцев. Была полностью пересмотрена вся тарифная система с целью повышения доходов производителей и компенсации повышенных налогов военного времени, затем ставки тарифов пересматривали каждый год, и в конце концов была создана система протекционистских тарифов со средней ставкой 47% (в 1860 – 18,8%). Она и стала основой американской индустриальной системы. Национальная банковская система, созданная в 1863, пересмотренная в 1864 и дополненная в 1865 поправкой о вытеснении из оборота банкнот штатов путем обложения их 10%-м налогом, установила систему федерального надзора над всеми банками-эмитентами и создала механизм мобилизации банковских резервов. Таким образом была достигнута стабильность национальной валюты, выгодная большинству бизнесменов (но отнюдь не фермерам), а «дикие» банки, которые с 1832 стали бичом для страны, прекратили свое существование.

Закон о гомстедах (Гомстед-акт, 1862), открывший возможность безвозмездного получения земельных наделов, и закон Морилла 1862, отдавший в распоряжение штатов свободные земли для их передачи сельскохозяйственным и техническим колледжам, способствовали расширению массива обрабатываемых земель и решению продовольственной проблемы, порожденной войной. В то же время эти законы крепко привязали Запад к федеральному правительству. Конгресс принял также широкомасштабную программу общественного благоустройства и поставил под свой непосредственный контроль создание железнодорожных сетей «Юнион Пасифик» и «Сентрал Пасифик». Вставшему на путь индустриализации государству потребовалась гигантская армия трудящихся, и для облегчения иммиграции в 1864 было создано федеральное иммиграционное управление и принят закон о работе по контракту, просуществовавший в разных редакциях вплоть до 1885.

Благодаря этим мерам и военным прибылям индустриализация в стране продолжалась, а после 1865 развивалась ускоренными темпами. С прогрессом механизации, увеличением поставок продовольствия и тканей, ростом производительности труда США к 1900 стали ведущей промышленной державой мира.

На фронте. Для успешного ведения военных действий Север разработал общую стратегию, известную как «план Анаконда». Юг надлежало изолировать от Европы и Запада, чтобы пресечь экспорт хлопка и импорт железа и ограничить ресурсы конфедератов. Для этого потребовалось установление блокады (чему немало способствовал тот факт, что после 1862 Юг лишился флота). Планировалось захватить южные порты, что и было в конце концов осуществлено, так что в распоряжении конфедератов остался один лишь Чарлстон. Мексику предполагалось принудить к сохранению нейтралитета, что и было сделано. После захвата фортов на Миссисипи требовалось западные регионы Конфедерации отрезать от восточных. К 1863 и эта задача была реализована.

Юг в свою очередь надеялся завоевать Север – и почти добился этого. Планировалось также удержать основные силы северян на полях кровопролитных сражений в Виргинии, чтобы тяжелые потери породили у северян пораженческие настроения и поставили власти в безвыходное положение. Благодаря полководческому искусству генерала Роберта Ли и этой цели Юг почти достиг.

Север осуществлял свою стратегию довольно медленно. У Линкольна вплоть до перевода на восток Улисса Гранта (вместе с Уильямом Текумсе Шерманом и Филипом Генри Шериданом) не было талантливого военачальника. Кроме того, проводимая Линкольном политика взаимоотношений с пограничными штатами оставляла возможность внутренних поставок южанам даже после полной блокады Юга с моря. Наконец, Линкольн колебался в вопросе об освобождении негров и их призыве в действующую армию. В результате лишь к 1863, когда Грант взял Виксберг, были отсечены западные штаты Конфедерации, и лишь к 1864, когда Шерман совершил поход на Атланту и Саванну, а затем ударил по обеим Каролинам, весь дальний Юг был полностью отрезан от центра.

Между тем продолжалась безрезультатная кампания на полуострове, сопровождаемая колоссальными потерями в живой силе, пока командующие северян сменяли друг друга. Один раз Роберт Ли попытался совершить прорыв, но 17 сентября 1862 был остановлен у Антиетама в западном Мэриленде, затем он предпринял еще одну попытку, но после битвы под Геттисбергом в южной Пенсильвании 1–3 июля 1863 был отброшен. В 1864 Грант принял командование Потомакской армией, а Шерман возглавил Камберлендскую армию, которая захватила Атланту и затем прорвалась к морю. С этого момента началась война на истощение. В мае 1864 в сражении у местечка Уайлдернес Грант потерял 55 тыс. человек, а Ли – 30 тыс. Ли заперся в Питерсберге (Виргиния) на девять месяцев, а пораженческие настроения северян, на которые он так рассчитывал, хотя и усилились, но не до такой степени, чтобы остановить войну. После переизбрания Линкольна в 1864 Конфедерация предприняла безуспешные попытки вступить в мирные переговоры. Ли оставил Питерсберг, Грант взял Ричмонд 4 апреля 1865, а пять дней спустя Ли сдал 30-тысячную группировку в Аппоматтоксе. 26 апреля Шерман принял сдачу Джозефа Джонстона в Северной Каролине. Тем временем актер Джон Уилкс Бут застрелил Линкольна (14 апреля 1865 в театре Форда), и вице-президент Эндрю Джонсон из Теннесси принял на себя ответственность за дальнейшую судьбу страны и Реконструкцию Юга.

Цена войны. Гражданская война нанесла стране тяжкий экономический урон. Армии Севера потеряли ок. 360 тыс. убитыми, армии Юга – ок. 260 тыс. Потери среди гражданского населения от болезней, голода и почти полной разрухи на Юге в 1865–1866 также были очень велики.

Прямой ущерб, нанесенный войной обеим сторонам, составил ок. 8 млрд. долл. Однако были и косвенные потери, больше затронувшие южан, – конфискованное и уничтоженное имущество, разорение банков, страховых компаний и прочих предприятий. В течение долгих послевоенных лет пришлось выплачивать пенсии ветеранам обеих воевавших сторон и дивиденды по военным займам. Общая цена войны, включая косвенные расходы, составила не менее 25 млрд. долл. Наконец, к материальному урону следует добавить наследие ненависти, которую испытывали друг к другу северяне и южане.

Реконструкция Юга. Линкольн, по крайней мере в 1863, надеялся на скорейшее восстановление нормальных отношений южных штатов с Союзом и был готов вновь принять их в его состав без всяких условий, считая достаточным для избрания новых правительств штатов 10% голосов избирателей (если эти 10% принесут присягу верности Союзу). Радикально настроенные республиканцы во главе с Чарлзом Самнером в сенате и Таддеусом Стивенсом в палате представителей предлагали рассматривать отколовшиеся штаты как «завоеванные области», которые должны были для принятия в состав Союза выполнить ряд предварительных условий: освободить рабов с предоставлением им избирательных прав, отречься от своих бывших лидеров, активных участников мятежа, и расплатиться по долгам.

Президент Джонсон не принял план радикалов и в борьбе с ними был политически уничтожен, хотя попытка импичмента провалилась. Конгресс в 1865–1870 полностью контролировал Реконструкцию Юга. В южных штатах были учреждены военные администрации, неграм гарантировали избирательное право, была принята 14-я поправка к Конституции; восстановлено бюро по делам освобожденных негров; для приема в Союз штатам было предложено ратифицировать 14-ю поправку и представить новые конституции.

Конституции штатов были приняты на съездах, контролируемых республиканцами. В целом это были прогрессивные документы, но из-за недостатка опыта, а иногда и добросовестности, новые лидеры действовали по меньшей мере экстравагантно и быстро погрязли в долгах. Вскоре южные штаты охватил хаос, негров преследовали, прогоняли с избирательных участков и лишали занимаемых ими должностей. В 1868–1871 особенно свирепствовало одиозное тайное общество Ку-клукс-клан. Избрание в 1868 Гранта на пост президента и его лозунг «Давайте жить в мире» отразили снижение заинтересованности Севера в Реконструкции Юга.

С 1869 белые группы на Юге начали отвоевывать власть, и к 1876 т.н. «избавители» контролировали все южные штаты, кроме Флориды, Луизианы и Южной Каролины. На выборах 1876, результаты которых были оспорены, эти три штата проголосовали за республиканского кандидата Резерфорда Хейса. К 1876 почти все лидеры Конфедерации были восстановлены в гражданских правах, и оказавшийся целиком в руках демократов консервативный Юг, где роль негров в общественной жизни катастрофически уменьшалась, стал символом утраты надежд, связанных с Реконструкцией.

В экономическом, социальном и психологическом отношениях оздоровление Юга началось лишь ок. 1880, когда возродилось хлопководство. Вместо рабовладения возникла система издольщины, когда чернокожие и белые бедняки были прикреплены к земле под залог урожая. Так называемый Новый Юг набирал силы благодаря английскому и северному капиталу, а также сбережениям и предприимчивости собственного среднего класса. Возникали новые города, прокладывались железные дороги, открывались шахты, развивались новые отрасли промышленности (текстильная, табачная, деревообрабатывающая, металлургическая).

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ В 1868–1900

Национальные выборы. Улисс Грант, популярный на Севере герой Гражданской войны, был избран президентом в 1868. Он отозвал федеральные войска и чиновников из южных штатов, тем самым оттолкнув от себя радикальных республиканцев. Многие профессиональные политики, на которых он опирался, погрязли в коррупции. В самой Республиканской партии возник раскол. Так называемые либеральные республиканцы, требовавшие реформирования гражданской службы и снижения тарифов, на президентских выборах 1872 выдвинули своим кандидатом Хораса Грили из Нью-Йорка. Демократы поддержали Грили, но Грант вновь легко одержал победу. Начавшаяся в 1873 длительная депрессия дискредитировала правительство и все его действия. На выборах 1876 в схватку вступили республиканец Резерфорд Хейс из Огайо и демократ Сэмюэл Тилден из Нью-Йорка. Хотя, как представлялось, победителем стал Тилден, получивший перевес во всех южных штатах, из находящихся под контролем федеральных властей Южной Каролины, Флориды и Луизианы поступили одновременно отчеты с прямо противоположными данными о голосовании: согласно одним, победили республиканцы, согласно другим – демократы. Выход из тупика удалось найти, лишь когда члены специальной комиссии отдали голоса трех спорных штатов республиканским выборщикам. Несомненно здесь произошла тайная сделка (до сих пор неясно, был ли в ней замешан сам Хейс), по которой в обмен на голоса республиканцев федеральный центр отзывал свои войска из этих штатов.

В 1880 республиканцы выдвинули кандидатом на пост президента Джеймса Гарфилда из Огайо, а демократы – генерала Уинфилда Хэнкока из Пенсильвании. Гарфилд выиграл при соотношении голосов выборщиков 214:155. Однако в июле 1881 на Гарфилда было совершено покушение, и в сентябре 1881 он скончался. Его сменил вице-президент Честер Артур из Нью-Йорка. В период его правления был принят первый в истории страны закон о гражданской службе – закон Пендлтона 1883. Конгресс одобрил программу модернизации военно-морского флота, но упорно игнорировал международные инициативы президента и его предложения по пересмотру тарифов.

В 1884 республиканцы выдвинули своим кандидатом сенатора Джеймса Блейна из Мэна, занимавшего в правительстве Гарфилда пост государственного секретаря. Демократы остановили свой выбор на Гровере Кливленде, губернаторе Нью-Йорка. Кливленд победил при соотношении голосов выборщиков 219:182. Демократы завоевали большинство в палате представителей, но уступили большинство в сенате. Попытки президента реформировать тарифную систему были блокированы членами его собственной партии.

В 1888 Кливленда повторено выдвинули на президентский пост, республиканцы же назвали своим кандидатом сенатора от Индианы Бенджамина Гаррисона. Кливленд собрал большинство голосов избирателей, но Гаррисон все же победил, получив 233 голоса выборщиков против 168. Завоевание республиканцами большинства как в сенате, так и в палате представителей позволило принять в 1890 закон Маккинли о тарифах (первый с 1864 серьезный пересмотр тарифных ставок в сторону их повышения), закон Шермана о закупке серебра и антитрестовский закон Шермана. Из-за введения чрезвычайно непопулярных тарифов республиканцы на выборах 1890 потеряли большинство мест в палате представителей.

В 1892 Гаррисон и Кливленд вновь стали кандидатами в президенты. Кливленд одержал внушительную победу при соотношении голосов выборщиков 277 к 145, и впервые с 1856 демократы получили контроль над обеими палатами Конгресса. Начало кризиса 1893–1896 и раскол в партии (многие демократы поддерживали свободную чеканку серебра, Кливленд же стоял за «надежные» деньги) существенно ограничивали действия Кливленда на посту президента. В 1893 он все же добился отмены закона Шермана о закупке серебра, настоял на снижении тарифов (закон Уилсона 1894) и попытался, хотя и безуспешно, остановить катастрофическое сокращение золотого запаса страны. Безработица и хаос в промышленности (в 1894 президент послал федеральные войска в Чикаго для усмирения забастовок на заводах Пульмана) обострили раскол в Демократической партии и дискредитировали администрацию Кливленда в общественном мнении.

Растущее недовольство на Юге и Западе привело к возникновению фермерских альянсов, которые поначалу старались не вмешиваться в политику, но довольно скоро перешли к выдвижению политических требований. Они выступали за свободную чеканку серебряной монеты, упразднение государственных банков, национализацию железных дорог и телеграфа, предоставление прав на землевладение только американским гражданам и за отмену протекционистских тарифов. От Южного альянса поступило интересное предложение расширить сельскохозяйственные кредиты; этот т.н. субказначейский план стимулировал создание государственных складов, где можно было держать продукты длительного хранения, под которые выпускались бы товарные квитанции, эквивалентные бумажным деньгам. Позднее субказначейский план расширился за счет включения закладных на фермы в качестве гарантии под займы.

В 1890 Фермерский альянс Запада выдвинул своих кандидатов под знаменами Народной (или Популистской) партии, отстаивавшей вышеуказанную платформу. В 1892 партия вышла на общенациональную арену с несколько расширенной программой. Ее кандидат в президенты Джеймс Уивер из Айовы получил 22 голоса выборщиков, а на выборах в Конгресс популисты завоевали 10 мест в палате представителей и 5 – в сенате. Они повторили свой успех на выборах 1894, и реформаторы всех мастей, в том числе и «Рыцари труда», поспешили примкнуть к популистам. Популистские требования «народного транспорта», «народных денег», «народной земли», «народного богатства» и «народного сотрудничества» звучали во всех концах страны. Казалось, 1896 станет годом триумфа Народной партии.

Республиканский конвент 1896, которым беззастенчиво манипулировал Марк Ханна из Огайо, выдвинул кандидатом в президенты губернатора Огайо Уильяма Маккинли и принял платформу, включавшую введение высоких тарифов и «твердых денег». В партии демократов, собравшихся на свой конвент в июле, выявились серьезные разногласия. По проекту партийной платформы, включавшему идею «свободного серебра», разгорелась жаркая дискуссия, в ходе которой Уильям Дженнингс Брайан произнес блестящую речь в защиту неограниченной чеканки серебра. Проект платформы был принят, а Брайан стал партийным кандидатом в президенты. Популисты же опоздали. Многие пункты их платформы были перехвачены демократами (которые, правда, не ратовали ни за национализацию железных дорог, ни за субказначейский проект). Когда собрался популистский конвент, его делегатам пришлось поддержать Брайана.

Вновь началось процветание страны, и именно это обстоятельство, более чем что-либо иное, обеспечило Маккинли победу. Он собрал 7 млн. голосов избирателей и 271 выборщика, Брайан же – 6,5 млн. и 176. Популизм был подорван поражением Брайана и начавшимся экономическим подъемом: цены росли, кредиты стали более доступными, рынок сбыта сельскохозяйственной продукции расширился. Маккинли не только принял новый тариф в 1897 и отменил хождение серебра (закон о денежном обращении 1900), а также привел страну к победе над Испанией, и в результате США впервые в своей истории приобрели заморские владения.

УСПЕХИ ИНДУСТРИИ

Благодаря отчасти Гражданской войне и отчасти политике, проводившейся правительством во время войны – введению новых тарифов, созданию эффективной банковской системы, закону о гомстедах, поддержке железных дорог, – американская промышленность в 1860–1890 развивалась бурными темпами. Это был период самого стремительного экономического подъема страны, если судить по ежегодному приросту реального валового национального продукта, который в период с 1869 по 1898 в среднем составлял 4,32%.

Немалую роль роль сыграли другие факторы: колоссальный рост внутреннего рынка; увеличение экспорта хлопка, пшеницы, муки и мясных продуктов, покрывшего расходы на импорт и частные зарубежные кредиты (к 1900 европейцы вложили в экономику США 3,3 млрд. долл.); отсутствие обременительных налогов, способствовавшее накоплению капитала и инвестициям в новые отрасли промышленности; установление благоприятного климата для развития частного предпринимательства, способствующего инновациям. Быстрыми темпами развивался железнодорожный транспорт (общая протяженность железных дорог выросла с 48 тыс. км в 1860 до 309 тыс. в 1900); его эффективность увеличилась благодаря улучшению качества и снижению себестоимости металла и машинного оборудования.

К 1880 получили широкое распространение механическая косилка, паровой плуг, бессемеровская сталь, подводная лодка, трансокеанские телеграфные кабели, фотография, гальваностегия и гальваностереотипия, паровая буровая установка, швейная машина, электрическая лампочка, телефон, микрофон, спектроскоп.

Статистические данные. За период 1870–1900 население страны удвоилось и в 1900 там проживали 76 млн. человек. В 1870 лишь один из пяти американцев жил в населенном пункте, насчитывавшем более 8 тыс. жителей. К 1900 горожане составляли уже треть всего населения. Урбанизация расширила возможности для капиталовложений и создания новых рабочих мест: строились многоквартирные жилые дома с водопроводом и газоснабжением, прокладывались новые улицы, по которым пошли сначала трамваи, а затем и троллейбусы. С ростом городского населения сокращалось число фермеров. В 1860 фермеры составляли более 60% трудовых ресурсов страны, к 1900 – только 35%. Благодаря механизации производительность сельского хозяйства росла быстрыми темпами. С 1860 по 1900 площадь фермерских угодий удвоились, а общая капитализированная стоимость фермерских хозяйств возросла с 8 млрд. долл. до 20 млрд. Показатели индустриализации были еще более впечатляющими. В 1860 совокупный капитал американских промышленных предприятий составлял 1 млрд. долл., а в 1900 – 10 млрд. Число наемных рабочих и служащих на производстве увеличилось с 1,3 млн. человек до 5,3 млн. Показатели роста производства в ключевых отраслях промышленности с 1860 до 1900 были следующие: добыча битуминозного угля возросла с 6 млн. т до 193 млн., сырой нефти – с 500 тыс. баррелей до 57 671 тыс., выплавка чугуна – с 751 тыс. т до 13 621 тыс., необработанной стали – с 10 тыс. т до 10 640 тыс. Национальный доход вырос с 2,4 млрд. долл. в 1850 до 19,4 млрд. в 1900, а реальный годовой доход на одного работающего – с 787 до 1388 долл.

Урбанизация. Города, возникшие в послевоенный период, превратились в крупные транспортные узлы, в основном железнодорожные, в средоточие новых предприятий обслуживания – банков, адвокатских контор и медицинских учреждений, а также предприятий промышленности, в которой усилились тенденции к специализации и развитию легких, а не тяжелых отраслей. Наряду с ростом новых городов развивались и старые торговые центры; внутренний рынок в связи с индустриализацией, строительством железных дорог и самим процессом урбанизации тоже расширялся. Постепенно города стали центрами кредитования села, переработки и продажи продукции сельскохозяйственного производства. В городах мололи муку, забивали скот, перерабатывали мясо, продавали молоко и яйца, производили и расфасовывали сахар. Здесь же располагались основные рынки капитала: фондовые биржи, крупнейшие коммерческие банки, страховые и инвестиционные компании. Города стали центрами культурной и духовной жизни страны, здесь находились университеты, научно-исследовательские центры, медицинские колледжи при больницах, музеи и художественные галереи, оркестры и концертные залы, театры и издательства.

Новое городское население, все более пополнявшееся иммигрантами-католиками из Восточной и Южной Европы, активно выступало против засилья в учреждениях и политических организациях старой городской элиты с преобладанием потомков западноевропейских протестантов. Новые иммигранты, как правило, вступали в ряды Демократической партии и при ее поддержке входили в городские советы по народному образованию, становились судьями и членами муниципальных советов и законодательных собраний штатов. Создание в городах политических структур, зависящих в основном от поддержки новых иммигрантов, возвестило наступление эры злоупотреблений и коррупции в городских администрациях. Тем не менее быстро развивались городская инфраструктура и муниципальные службы, общественный транспорт, водоснабжение и канализация, системы уличного освещения, охраны общественного порядка и народного образования.

Иммиграция. В течение 1870-х годов в США ежегодно прибывали в среднем 280 тыс. переселенцев. В 1900-х годах этот показатель достиг 1 млн. Вплоть до середины 1880-х годов преобладали новые иммигранты из стран Северной и Западной Европы – с Британских островов, из Германии, Скандинавии; они занимались фермерством на Западе или шли работать на шахты, в сталелитейные цеха, вставали за фабричные станки. С середины 1880-х годов источники иммиграции изменились. Из-за ухудшения экономического положения на родине, нежелания служить в армии и преследования национальных меньшинств в США хлынула молодежь из Италии, Польши, России, Австро-Венгрии. Пополняя армию неквалифицированной рабочей силы, они активно включались в строительство железных дорог и занимали рабочие места иммигрантов, которые уже продвинулись вверх по экономической и социальной лестнице в разных отраслях промышленности. Население растущих городов, особенно на Востоке и Среднем Западе, все больше пополнялось людьми разных национальностей, культурных традиций и религий.

Капитаны индустрии. Экономический прогресс был бы невозможен без таланта и энергии целого поколения смелых руководителей промышленности. Эти люди не просто владели, но и сами управляли компаниями. За исключением железнодорожного транспорта и банковской сферы, корпорация как форма коллективной собственности получила распространение только с конца 1890-х годов. Лидеров бизнеса той эпохи нельзя огульно называть баронами-разбойниками, хотя, разумеется, процветали на Уолл-стрит и дельцы, занимавшиеся биржевой игрой и спекуляциями, огромные состояния сколачивались и недобросовестными предпринимателями, и крупными монополистами-землевладельцами. В то же время в стране действовали настоящие капитаны индустрии: Эндрю Карнеги в черной металлургии, Джон Д.Рокфеллер в нефтяном бизнесе, Сайрус Маккормик в сельскохозяйственном машиностроении, Джордж Вестингауз в электротехнической промышленности, Густавус Свифт в мясопереработке. Они были подлинными новаторами производства и бизнеса, создавшими крупнейшие предприятия.

Это был мир неупорядоченной конкуренции, игры без правил, где деловые партнеры не гнушались тайным сговором. Сколачивались огромные состояния, лихорадочные инвестиции сменялись затяжными депрессиями, и вместе с тем происходили снижение себестоимости продукции, железнодорожных тарифов, розничных цен и повышение реальной заработной платы.

Экономические циклы. Гражданская война привела к резкому повышению цен, которые лишь в 1878 вернулись к уровню 1860. Затем, вплоть до 1896, оптовые цены продолжали падать, причем за этот период их падение составило 25% (необычное явление, вызванное продолжительным бумом). Эта тенденция отчасти определялась спадом мирового производства золота и сокращением государственных расходов, но главным образом – резким снижением себестоимости продукции за счет технологической модернизации и эффективного управления производственными процессами.

В периоды экономического подъема сверхспекулятивный строительный бизнес, особенно железнодорожный, стимулировал иммиграцию и создание новых рабочих мест. За периодами бума следовали периоды спада, особенно суровые в 1873–1879 и 1893–1896. Ликвидировались банки, разорялись мелкие предприятия, росла безработица, урезалась заработная плата.

Финансовые проблемы. Требование увеличить денежную массу не утихало на протяжении Гражданской войны, с ним выступали как мелкие промышленники, так и фермеры. Тогда речь шла о необходимости расширить выпуск военных платежных средств – «зеленых» долларов. В 1868 это требование поддержала Демократическая партия, и в течение 1870-х годов его продолжали выдвигать, хотя и безуспешно, т.н. «третьи партии». Правительство же – отчасти для покрытия государственного долга, отчасти для обеспечения протекционистских мер во внешней торговле – в 1879 вернулось к отмененному в годы Гражданской войны золотому стандарту.

Теперь все внимание было приковано к возможности расширить денежную массу посредством свободной чеканки серебра. В 1873 казначейство прекратило чеканку серебряных долларов, так как коммерческая цена на серебро превысила официальную. Но в середине 1870-х годов открылись новые серебряные рудники, цена на серебро понизилась и в обществе раздались требования возобновить его чеканку. Конгресс дважды уступал под нажимом этих требований, приняв в 1878 закон Блэнда – Аллисона, а в 1890 закон Шермана о закупке серебра. Первый из них разрешил ограниченную покупку серебра, второй – скупку всей продукции серебряных рудников страны. Закон 1890 потребовал от казначейства выпустить сертификаты под купленное серебро, и поскольку эти сертификаты рассматривались как законное платежное средство, золото и серебро как бы уравнялись в статусе.

В 1893 президент Кливленд возложил на серебро всю ответственность за экономические беды страны и призвал Конгресс отменить закон Шермана. Во время предвыборной кампании 1896 демократы настаивали на возврате к чеканке серебра. Начавшееся в 1897 оздоровление экономики, открытие новых золотых месторождений в Африке и на Юконе, рост цен и либерализация банковских кредитов положили конец дискуссии о серебре. В законе о денежном обращении 1900 золото было объявлено единственным средством обеспечения американской валюты.

Прогресс в сельском хозяйстве. Заселению Запада способствовали прокладка железных дорог, обилие свободных и дешевых земель, а также постоянно растущий как внутри страны, так и за рубежом спрос на американскую пшеницу, муку, мясопродукты и хлопок. Благодаря достижениям в конструировании новых сельскохозяйственных машин возделывание пшеницы продвинулось в районы прерий и Внутренних равнин. В 1859 страна производила 4,7 млн. т пшеницы, и первые места тогда занимали Индиана и Иллинойс; в 1899 было собрано 17,9 млн. т, и лидирующие места заняли Миннесота и Северная Дакота. За этот же период объем переработанной сельскохозяйственной продукции вырос в стоимостном выражении с 8 млн. долл. до 100 млн.

История американского Запада – это также история животноводства. Железные дороги позволили перевозить техасский скот к пунктам дальнейшей транспортировки, откуда его доставляли на скотоводческие базы и на бойни. Железные дороги Севера были продолжены в западные штаты, куда стали перевозить скот. Уже в 1880-е годы пастбища возникли на равнинах Колорадо, обеих Дакот, Вайоминга и Монтаны. Площади свободных для заселения земель сокращались по мере того, как на равнинах стали обосновываться гомстедеры и в штатах были приняты карантинные законы. Скот стали разводить на огороженных ранчо, где выращивали в основном чистокровных херефордов и ангусов. Скотобойни процветали – сначала в Чикаго и Канзас-Сити, а потом и во многих городах на Востоке, и мясоперерабатывающая промышленность стала быстро развиваться в 1880-х годах благодаря появлению вагонов-рефрижераторов.

К концу периода Реконструкции хлопковые плантации на Юге занимали площадь 3,6 млн. га, а к 1900 – 10 млн. га. В 1859 урожай хлопка составил 975 тыс. т, и лидерами хлопководства стали Миссисипи и Алабама; в 1899 урожай достиг 2135 тыс. т, и по производству хлопка на первое место выдвинулся Техас.

Регулирование экономики. Фермеры при содействии созданной ими фермерской ассоциации вышли на политическую арену в штатах Среднего Запада и Юга, чтобы контролировать деятельность железнодорожных компаний и прежде всего предлагаемые ими тарифы, услуги и скидки. В начале 1870-х годов они добились в ряде штатов принятия законов, ограничивающих произвол монополий. В 1876 Верховный суд США признал это законодательство конституционным, но в 1886 отменил свое решение, передав вопросы торговли между штатами в юрисдикцию федеральных властей и отобрав у штатов право самим заниматься этими вопросами. Тем самым была создана база для закона 1887 о торговле между штатами, который запретил создание железнодорожных пулов, потребовал введения «разумных и справедливых» тарифов, признал незаконными скидки крупным перевозчикам, а также дискриминационные тарифы и услуги, касающиеся граждан, товаров и маршрутов следования. В отношении последних было установлено, что ближние перевозки не должны оплачиваться по более высоким тарифам, чем дальние. Для надзора за применением закона была образована специальная комиссия по торговле между штатами.

Протест против монополий привел в 1890 к принятию антитрестовского закона Шермана. Согласно этому закону, запрещались любые «объединения, как в форме треста, так и другие, или сговор с целью ограничения свободы торговли». Министерству юстиции вменялось в обязанность возбуждать против таких объединений уголовные дела в федеральных судах, а граждане получили право требовать трехкратного возмещения ущерба, причиненного монополистами.

Профессиональные союзы. В 1850-х годах появились профсоюзы, объединявшие главным образом квалифицированных рабочих. Предпринимались многочисленные попытки объединить эти союзы, а также и других рабочих в единую организацию. Первой из таких организаций стал Национальный рабочий союз (1866–1872), за которым последовал союз «Рыцари труда», возникший в 1869 как тайное общество (его члены опасались внесения в черные списки). Довольно скоро стали формироваться смешанные общества, членами которых могли быть и предприниматели. Выйдя из подполья в 1878, «Рыцари труда» под руководством Теренса Паудерли стали активно вербовать сторонников, и к 1886 их число достигло 800 тыс. «Рыцари» уделяли сравнительно мало внимания стачкам и бойкотам, занимаясь проблемами законодательства и арбитража, а также созданием кооперативов производителей. К началу 1890-х годов влияние «Рыцарей труда» сошло на нет.

Американская федерация труда (АФТ), созданная в 1881 как Федерация организованных профессиональных и трудовых союзов США и Канады, возглавлялась Сэмюэлем Гомперсом. АФТ стремилась усилить отраслевые союзы путем создания фондов членских взносов и забастовочных фондов и выдвигала задачу добиться повышения заработной платы, сокращения рабочего дня и улучшения условий труда с помощью стачек, бойкотов и заключения коллективных трудовых соглашений. Федерация пережила депрессию 1893–1896, руководила множеством забастовок и впоследствии продолжала активную организационную работу. К 1900 в ее союзы входили 500 тыс. человек.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Англо-американские отношения. История отношений с Великобританией изобиловала ссорами и угрозами; «дергать льва за хвост» было выгодно тем партийным деятелям, чей электорат составляли крупные ирландские общины, однако по здравом размышлении политики сознавали, сколь важное значение для безопасности США имеет британский военно-морской флот. Американские государственные секретари безуспешно пытались изменить Клейтон-Булверский договор 1850, по которому будущий межокеанский канал должен был стать совместным предприятием Великобритании и США. Страны расходились также по вопросу о праве американцев на лов рыбы в канадских водах и праве англичан охотиться на тюленей и котиков в Беринговом море.

Очередное столкновение между Великобританией и США было спровоцировано пограничным спором между Британской Гвианой и Венесуэлой. Отказ англичан согласиться на арбитраж вынудил государственного секретаря Ричарда Олни дать одностороннюю интерпретацию доктрины Монро в 1895. США, утверждал он, «практически суверенны на этом континенте, и их волеизъявление есть закон для субъектов, на которые оно распространяется». Таким образом, США декларировали свое единоличное право на установление границы. Англичане уступили, согласившись на создание пограничной комиссии. В конце концов конфликт был вынесен на рассмотрение в международном арбитражном суде, который в 1899 подтвердил право Великобритании на большую часть спорной территории.

Приобретение Гавайских островов и Аляски. Еще одной трудной проблемой был статус Гавайских островов. Американцы поселялись там с начала 19 в., а к 1850 наладили выращивание сахарного тростника. В 1870–1880-х годах ситуация не раз обострялась и все чаще раздавались требования об аннексии островов. В начале 1890-х годов на Гавайях вспыхнула революция, и после свержения королевы Лилиуокалани было сформировано временное правительство, которое в феврале 1893 предложило подписать договор об аннексии. Однако сенат и президент Кливленд отклонили это предложение. В 1894 на Гавайях была провозглашена республика, признанная США. В 1897 договор об аннексии еще раз поступил на рассмотрение сената и опять был отвергнут. Однако в разгар испано-американской войны конгресс принял совместную резолюцию обеих палат об аннексии островов, и в 1900 Гавайи получили статус заморской территории США.

В 1867 по инициативе Уильяма Генри Сьюарда, государственного секретаря президента Джонсона, США приобрели у России Аляску за 7,2 млн. долл. Эта сделка получила название «прихоти Сьюарда», ибо мало кто в Америке был тогда заинтересован в приобретении столь отдаленной территории. Когда в 1896 на Юконе было открыто золото, тысячи американцев устремились на Аляску – вначале в погоне за золотом, потом на разработку месторождений медных руд и угля. После этого Конгресс начал принимать некоторые законодательные акты, связанные с Аляской, но лишь в 1912 она получила статус территории.

Война с Испанией. Вспышка гражданской войны на Кубе в 1895, применение повстанцами партизанской тактики и контртеррористические операции испанцев – все это оказало сильное эмоциональное воздействие на общественное мнение в США. В 1897 Испания предложила Кубе статус автономной территории. Многие кубинцы, однако, требовали полной независимости, и после спровоцированных ими беспорядков в Гавану для защиты граждан США был направлен американский военный корабль «Мэн». 15 февраля 1898 он подорвался то ли на мине, то ли от заложенной бомбы (причина катастрофы так и не выяснилась), и гибель 260 моряков вызвала взрыв общественного негодования против Испании. 11 апреля 1898 президент Маккинли призвал Конгресс объявить войну, и восемь дней спустя такое решение было принято.

Флот США получил боевое крещение в битве у Манилы. Заместитель министра флота Теодор Рузвельт направил туда азиатскую эскадру под командованием коммодора Джорджа Дьюи, и 30 апреля она вошла в Манильский залив. Испанский флот был застигнут врасплох и быстро уничтожен, но лишь в июле американцам удалось высадиться на берег и захватить Манилу.

Одновременно Куба была подвергнута блокаде, и когда другой испанский флот, под командованием адмирала Паскуаля Серверы, наконец, вошел в бухту Сантьяго, он был блокирован эскадрой адмирала Уинфилда Шли и атлантическим флотом адмирала Уильяма Сэмпсона. В то же время американские войска высадились на Кубе и атаковали Сантьяго с суши. Были предприняты рейды в горы вокруг города, в частности на гору Сан-Хуан. В состав соединения входил первый добровольческий кавалерийский полк, или, как его называли, «Лихие всадники», набранные подполковником Теодором Рузвельтом и возглавлявшиеся полковником Леонардом Вудом. После захвата горы и других высот американцами флот Серверы был вынужден покинуть бухту. На выходе в море он был атакован и уничтожен адмиралом Шли. Тем временем армия генерала Майлза была направлена в Пуэрто-Рико, и через две недели этот остров был оккупирован.

Испания запросила мира. Куба была объявлена республикой, Испания уступила США Пуэрто-Рико и смирилась с оккупацией Манилы. Американская делегация на мирных переговорах, начавшихся в Париже в октябре 1898, первоначально не знала, что делать с Филиппинами. Наконец, были выдвинуты притязания на весь архипелаг, за который Испания получила от США 20 млн. долл. Кроме того, был приобретен о.Гуам.

В 1899 вспыхнула перестрелка на Филиппинах между американскими войсками и местными мятежниками, и в течение трех лет американские войска численностью 60 тыс. человек пытались вести политику «умиротворения». В 1902 мятеж был подавлен, и вплоть до 1916 Филиппины продолжали оставаться территорией без определенного статуса.

Американские войска оставались на Кубе до 1902 и покинули этот остров лишь после того, как в кубинскую конституцию была включена т.н. «поправка Платта», которую Конгресс США принял в 1901. Она предоставляла США право на интервенцию «для сохранения кубинской независимости» и защиты жизни и имущества американских граждан на острове («поправка Платта» была отменена в 1934). Куба также передавала США в государственную концессию гавани для создания военно-морских баз США.

Китай. В 1895 Япония разгромила Китай, и Германия, Россия, Франция и Англия предприняли попытки разделить китайское побережье на сферы влияния. Беззащитность Китая перед лицом иностранной агрессии побудила Джона Хея, государственного секретаря в администрации президента Маккинли, выступить в 1899 с изложением знаменитой доктрины «открытых дверей». Хей считал, что эта доктрина защитит территориальную целостность Китая, одновременно он хотел заручиться гарантиями неприкосновенности американских капиталовложений и прав в торговле. Такие гарантии были получены, и американский капитал устремился в Китай.

Таким образом, к концу 19 в. США пересмотрели свою традиционную политику невмешательства, став мировой державой, имеющей колониальные владения и располагающей флотом, чью мощь превосходили лишь флоты Великобритании и Франции.

ЭРА ПРОГРЕССИЗМА: 1901–1917

Истоки прогрессизма. Прогрессизм явился попыткой восстановить традиционные «посулы американской жизни». Гигантские тресты, возникшие в конце 19 в., казалось, могли диктовать свою волю при распределении вновь созданного богатства нации, и многие американцы, особенно фермеры, промышленные рабочие и значительная часть среднего класса, опасались, что эти бесконтрольно действующие индустриальные гиганты будут ущемлять их интересы.

После 1900 целая плеяда публицистов предприняла «крестовый поход за социальную справедливость». Горячий отклик у большинства читателей нашла деятельность «разгребателей грязи» – группы прогрессивных репортеров, таких как Линкольн Стеффенс, разоблачивший коррумпированные муниципальные власти, Джон Спарго, вскрывший систему эксплуатации детского труда, и Айда Тарбелл, представившая убедительные свидетельства преступлений трестов.

Прогрессизм как политическое движение затронул все уровни государственного управления. Вначале прогрессисты пытались добиться увольнения коррумпированных политиков. Такие муниципальные лидеры, как кливлендский мэр Том Джонсон и мэр Толидо Сэмюэл Джонс, сумели одержать победу в борьбе с продажными политиками. Губернаторы-реформисты вроде Роберта Лафоллетта (шт. Висконсин) и Чарлза Эванса Хьюза (шт. Нью-Йорк) добились аналогичных побед на уровне штатов. Реформисты в городах и штатах вводили новые формы управления (должность городского управляющего и постоянные муниципальные комиссии) и новую политическую технологию – т.н. прямую демократию (общественные инициативы, референдумы, отзыв депутатов, прямые первичные выборы, прямые выборы судей и сенаторов), чтобы предоставить возможность самим избирателям разоблачать планы коррумпированных политических организаций.

Некоторые прогрессисты, осознав недостаточность чисто политических методов, стали добиваться проведения экономических и социальных реформ. Они надеялись возродить принцип равных возможностей с помощью законодательства о социальном обеспечении. В некоторых штатах были приняты законы о железных дорогах, в других – введены ограничения на продолжительность рабочего дня и запрещен детский труд. Возникли первые агентства социального обеспечения. Эти меры создали прецеденты для последующего совершенствования социального законодательства.

Местные администрации и правительства штатов стали лабораториями прогрессизма. Успехи на местном уровне стимулировали попытки проведения реформ в государственном масштабе. Хотя прогрессисты добились успеха далеко не во всех начинаниях, они внушили обществу мысль, что правительство обязано стоять на защите общественных интересов, сдерживая и контролируя власть монополий.

Теодор Рузвельт и прогрессизм. Рузвельт, историк, политик, «лихой всадник» и проповедник «активной жизни», в 1901, после того как президент Маккинли был застрелен анархистом, неожиданно занял президентский пост. Отнюдь не реформист по натуре, Рузвельт был вовлечен в водоворот событий. Он ответил на веление времени, выдвинув «теорию служения», которая ставила перед президентом задачу более позитивного, чем прежде, содействия повышению общего благосостояния народа. В период первого президентства Рузвельт начал применять концепцию позитивного лидерства, развернув кампанию против сверхкрупных корпораций, и приобрел репутацию борца с трестами. В 1904 он успешно провел судебный процесс против «Нортерн секьюритиз», холдинговой компании, созданной для контроля над железными дорогами Запада. Президент вмешался и в профсоюзные баталии, выступив посредником на переговорах с бастующими шахтерами в 1902. Поддержка Рузвельтом закона Элкинса 1903, вводившего федеральный контроль за железнодорожными тарифами, упрочила его высокую репутацию среди прогрессистов.

В 1904 Рузвельт успешно провел избирательную кампанию, победив Олтона Паркера, умеренного восточного демократа, вызывавшего недовольство у аграрного крыла своей партии, с результатом 7628 тыс. голосов против 5085 тыс. Второй срок пребывания в Белом доме был отмечен еще более энергичным проведением прогрессистского курса, что отражало результат возросшего влияния прогрессистов на уровне штатов и муниципалитетов. Закон Хепберна (1906) усилил действие антитрестовского закона Шермана, но ценой этой победы стало обещание, данное Рузвельтом консервативному крылу Республиканской партии, не возвращаться к вопросу о пересмотре тарифов. Закон о чистоте продуктов питания и лекарств (1906) запрещал продажу товаров, не прошедших санитарный контроль, что явилось прямой реакцией на популярный роман Э.СинклераДжунгли, изображавший вопиющую антисанитарию на мясоперерабатывающих заводах. Несмотря на эти реформистские шаги, присущая Рузвельту умеренность устраивала его консервативных сторонников и членов Конгресса, критиковавших его «радикальные» программы. Разочарование в «политическом» прогрессизме, как в общенациональном масштабе, так и на местах, углублялось по мере все чаще звучавших утверждений прогрессистов, что покончить с укоренившимся в обществе неравенством можно лишь с помощью фундаментальных социально-экономических преобразований.

Рузвельт ушел в отставку в 1909, благополучно передав бразды правления Уильяму Говарду Тафту, своему военному министру, одержавшему победу над Уильямом Дженнингсом Брайаном с результатом 7679 тыс. голосов против 6110 тыс. Тафт очень скоро попал под перекрестный огонь критики консервативных лидеров своей партии, в частности сенатора от Массачусетса Генри Кэбота Лоджа и сенатора от Род-Айленда Нельсона Олдрича, с одной стороны, и более энергичных прогрессистов – с другой. Тафт продолжил антитрестовскую кампанию, проводя ее даже более широким фронтом, чем Рузвельт. Во время его президентства были приняты еще две поправки к Конституции (1913) – 16-я, дававшая Конгрессу право устанавливать и взимать подоходные налоги, и 17-я, вводившая прямые выборы сенаторов. Следуя своим предвыборным обещаниям, Тафт попытался снизить тарифы, но в Конгрессе прошел закон о тарифах Пейна – Олдрича (1909), который лишь незначительно пересматривал существующие ставки. Неспособность президента добиться их снижения, а также успехи демократов на выборах 1910 вынудили многих прогрессистов от него отвернуться, особенно после того, как Рузвельт вернулся в большую политику в роли критика действующей администрации. Очередной ощутимый удар нанес конгрессмен-республиканец из Небраски Джордж Норрис, который возглавил коалицию «мятежных» республиканцев и демократов-прогрессистов против автократической власти спикера палаты представителей республиканца Джозефа Кеннона, заблокировавшего ряд прогрессистских инициатив.

Верховный суд также нередко выступал против деятельности реформистов. В своих решениях судьи все чаще стали руководствоваться «правилом разума», позволявшим судам самостоятельно решать, являются ли административные законы нарушением юридического процесса или же представляют собой законное применение права. На практике такой подход успешно работал против некоторых важнейших прогрессистских законов.

Разногласия между «лояльными» и «мятежными» республиканцами вышли на поверхность в 1912. Партия вновь выдвинула Тафта в президенты, но «мятежники» откололись и создали Прогрессивную партию («Партию Сохатого»), которая выставила своего кандидата – Теодора Рузвельта. Рузвельт забыл о привычной умеренности и в знаменитой речи о «Новом национализме» открыто заявил о своей приверженности идее сильного президента и эффективного контроля над безответственными частными интересами. Кандидатом демократов стал Вудро Вильсон, губернатор Нью-Джерси и бывший президент Принстонского университета. Раскол в стане республиканцев фактически обеспечил ему победу. Выйдя на выборы с программой «Новой свободы», Вильсон получил внушительный перевес голосов выборщиков (435 голосов из 531), хотя за него проголосовало меньше избирателей (6297 тыс.), чем за Рузвельта (4119 тыс.) и Тафта (3487 тыс.) вместе взятых.

Вудро Вильсон и прогрессизм. Программа «Новой свободы» ориентировала законодательную власть на достижение традиционных целей Демократической партии. Тарифный закон Андервуда – Симмонса 1913 снизил уровень тарифов и ввел прогрессивный налог на корпоративные и личные доходы. Закон о Федеральной резервной системе 1913 упорядочил банковское дело и позволил правительству регулировать денежную эмиссию и кредит с целью поддержания экономической стабильности. В 1914 были приняты два антитрестовских закона. Один из них учреждал Федеральную комиссию по торговле, наделенную полномочиями по борьбе с противоправными действиями фирм. Другой – антитрестовский закон Клейтона – вдохнул новую жизнь в старый закон Шермана.

Отвечая на общественный призыв к более действенным прогрессистским мерам, Вильсон вышел за рамки программы «Новой свободы» и выступил с инициативой экспериментального социально-экономического законодательства. Федеральный закон о фермерских займах (1916) предоставил фермерам возможность получать долгосрочные кредиты. Закон Китинга – Оуэна о детском труде (1916) запретил перевозку через границы штатов товаров, произведенных детьми, закон Лафоллетта о моряках (1915) улучшил условия труда матросов торгового флота, закон Адамсона (1916) установил восьмичасовой рабочий день для железнодорожных рабочих. Подобно своему предшественнику Рузвельту, Вильсон в конечном счете поддержал выдвинутое прогрессистами требование решительнее добиваться социальной справедливости, отчасти для того, чтобы заручиться их поддержкой для переизбрания.

Несмотря на все достижения, в ходе кампании 1916 Вильсон столкнулся с сильнейшей политической оппозицией. Член Верховного суда Чарлз Эванс Хьюз, бывший губернатор штата Нью-Йорк, был выдвинут кандидатом от Республиканской партии. Рузвельт поддержал его кандидатуру, однако Вильсон одержал победу над Хьюзом. Его победа была обеспечена поддержкой прогрессистов, а также популярностью предвыборного лозунга «Он спас нас от войны». Лозунг, однако, обрел ироническое звучание уже в апреле 1917, когда страна вступила в Первую мировую войну, положившую конец периоду реформ.

Внешняя политика и дипломатия в 1900–1917. После 1900 США развивали новые отношения с тремя заморскими зонами своих интересов. Стратегические и экономические интересы в Латинской Америке предполагали необходимость достижения военного превосходства в Западном полушарии. Соперничество в тихоокеанском регионе в конечном счете потребовало поддержки неустойчивого баланса сил в Восточной Азии. Наконец, невзирая на все попытки оставаться в стороне от раздиравших Европу конфликтов, военные действия в Карибском море и на Тихом океане вынудили США пересмотреть свои отношения с европейскими державами.

Латинская Америка. Несмотря на обещания гарантировать независимость Кубы, США в 1902 потребовали от нового государства включить в Конституцию поправку Платта, согласно которой над Кубой, по сути дела, устанавливался протекторат США с правом интервенции в случае необходимости пресечь внутренние беспорядки. Эта политика создала прецедент, который на протяжении 20 в. применялся и по отношению к другим латиноамериканским государствам.

За время своего президентства Теодор Рузвельт сосредоточил усилия на проекте сооружения межокеанского канала в Центральной Америке для облегчения торговли и возможной переброски военно-морских сил. В конце концов он остановил свой выбор на Панаме, находившейся под суверенитетом Колумбии. Когда же Колумбия отказалась вести переговоры, президент начал оказывать моральную и материальную поддержку революционным группам в Панаме (1903). В итоге Панама обрела независимость, а США получили желанную зону в аренду. Строительство канала, потребовавшее решения весьма непростых инженерных проблем, началось в 1906 и было завершено в 1914.

После 1898 национальные интересы США потребовали более решительных усилий по обеспечению политической стабильности в Латинской Америке. Рузвельт опасался, что «хронические прегрешения» латиноамериканских правительств могут спровоцировать европейскую интервенцию вопреки доктрине Монро. Чтобы предотвратить такой поворот событий, американский президент выступил с «Выводом Теодора Рузвельта из доктрины Монро» (1903–1904), в котором заявил о праве США на роль международного жандарма в Латинской Америке, если институты государственной власти той или иной страны окажутся неспособными выполнить свои обязательства перед другими странами. Эта политика привела к многочисленным интервенциям, в частности на Гаити, в Доминиканскую Республику и Никарагуа. Когда Тафт стал президентом, США предприняли попытку «долларовой дипломатии», надеясь привязать к себе Латинскую Америку с помощью частных инвестиций, однако эта тактика не возымела серьезного успеха. Военные интервенции США сильно встревожили латиноамериканцев и способствовали росту антиамериканских настроений в этом регионе. Президент Вильсон вскоре после вступления в должность дал понять, что не поддерживает «Вывод Теодора Рузвельта», однако за годы его администрации реальная политика США в регионе практически не изменилась.

При Вильсоне была осуществлена интервенция в Мексику. В 1910 здесь началась революция. Первый революционный лидер Франсиско Мадеро был зверски убит узурпировавшим власть генералом Викториано Уэртой. Возмущенный действиями Уэрты, Вильсон потребовал его отставки, оказав моральную поддержку революционному лидеру Венустиано Каррансе. В 1914 американские войска высадились в Веракрусе, что содействовало окончательному низложению Уэрты. Карранса вскоре столкнулся с оппозицией в лице другого политического диссидента – легендарного Панчо Вильи, который надеялся свергнуть его режим, спровоцировав новую американскую интервенцию. В 1916 Вилья предпринял рейды на территорию США и другие провокационные действия. Вильсон поручил генералу Джону Першингу возглавить карательную экспедицию в Мексику и захватить преступника. Однако в 1917, после серии неудачных попыток выполнить президентский приказ, экспедиция была отозвана. Эти события способствовали изменению отношения США к политике вооруженных интервенций.

Дальний Восток. Здесь США стремились обеспечить безопасность своих новых островных владений, особенно Филиппин, и расширить торговые связи с Восточной Азией. Для достижения этих целей государственный секретарь Джон Хей разработал доктрину «политики открытых дверей» (1899–1900). Нестабильность обстановки в Восточной Азии была результатом ослабления китайского влияния и стремительного превращения Японии в сильную современную державу. «Политика открытых дверей» стала попыткой обеспечить свободный доступ к китайским рынкам и предотвратить посягательства на суверенитет Китая со стороны таких держав, как Россия, Япония, Великобритания и Франция. В 1904 разразилась русско-японская война за контроль над Кореей и Маньчжурией. Неожиданная победа Японии породила угрозу японского господства в Восточной Азии. Рузвельт выступил с инициативой переговоров между двумя странами, завершившихся подписанием в Нью-Гэмпшире Портсмутского договора 1905. Договор восстанавливал дальневосточный баланс сил и отводил Японии гораздо более важную роль в регионе.

Отдавая себе отчет в слабости «политики открытых дверей», Рузвельт заключил с Японией дополнительные соглашения (в 1905 и 1908). Джентльменское соглашение 1908 было нацелено на смягчение напряженности, возникшей вследствие дискриминации японских иммигрантов на западном побережье США. При Филандере Ноксе, государственном секретаре в администрации Тафта, была предпринята попытка применить «долларовую дипломатию» в Дальневосточном регионе, чтобы стимулировать экспорт американского капитала в Маньчжурию. Но эта попытка не достигла цели, особенно после того, как преемник Тафта Вильсон отозвал американские средства из международного финансового консорциума, созданного для строительства железных дорог в Китае. Когда началась Первая мировая война, Япония предприняла ряд дальнейших посягательств на китайский суверенитет. Предъявленные Китаю в 1915 «двадцать одно требование» фактически переводили эту страну в статус японской колонии. Государственный секретарь США Уильям Дженнингс Брайан выступил с решительным протестом, который, правда, имел лишь незначительный эффект, однако упорное китайское сопротивление и антиэкспансионистские силы в самой Японии ограничили ее территориальные приобретения регионами, ранее контролировавшимися Германией.

Европа.Вмешательство США в дела стран Латинской Америки и Тихоокеанского региона внесло существенные коррективы в отношения США с европейскими державами. После 1900 американские интересы на мировой арене все чаще совпадали с интересами Великобритании и противоречили интересам Германии. Почти все шумные споры с англичанами были улажены в ходе переговоров между 1900 и 1914, однако ряд конфликтов и глобальное соперничество заметно подорвали американо-германские связи. Сложившаяся геополитическая ситуация сильно повлияла на отношение американцев к Первой мировой войне, когда две гигантские коалиции сил – западноевропейские страны во главе с Великобританией и центральноевропейские страны во главе с Германией – внезапно оказались в состоянии всеобщей войны. До 1914 США всячески пытались избежать участия в европейских конфликтах.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

Период нейтралитета (1914–1917). В начале войны США в целом симпатизировали западноевропейским странам, однако доминировало стремление сохранить нейтралитет. Вильсон, шокированный разрушительным характером конфликта и озабоченный его возможными неблагоприятными последствиями для США в случае затягивания военных действий, попытался выступить в качестве посредника. Его конечной целью было достижение «мира без победы». Миротворческие усилия не увенчались успехом, главным образом из-за того, что обе стороны не теряли надежду победить в решающем сражении. Тем временем США все глубже увязали в споре о правах нейтральных стран на море. Великобритания контролировала обстановку на Мировом океане, позволяя нейтральным странам осуществлять торговлю и одновременно блокируя германские порты. Германия пыталась прорвать блокаду, применяя новое оружие – подводные лодки.

В 1915 немецкая подводная лодка потопила британское пассажирское судно «Лузитания», при этом погибли более 100 американских граждан. Вильсон немедленно заявил Германии, что неспровоцированные нападения подводных лодок на суда нейтральных стран являются нарушением общепринятых норм международного права и должны быть прекращены. Германия в конце концов согласилась прекратить неограниченную подводную войну, но лишь после угрозы Вильсона применить самые решительные меры. На этот шаг Германия пошла в начале 1917, полагая, что сможет выиграть войну, пока США лишены возможности повлиять на ее исход. Однако потопление в феврале и марте 1917 нескольких американских судов и телеграмма Циммермана мексиканскому правительству с предложением союза против США вынудили Вильсона запросить согласие Конгресса на вступление страны в войну. Группа прогрессистов Среднего Запада выступила против этого решения, но 6 апреля 1917 Конгресс все же объявил войну Германии.

Участие США в Первой мировой войне, 1917–1918. Потерпев фиаско в качестве миротворца-посредника в попытках достижения мира на условиях, приемлемых для США, Вильсон надеялся достичь этой цели, внеся вклад в победу над Германией. Две его основные цели, намеченные еще до вступления США в войну и постепенно прояснившиеся на протяжении 1917–1918, сводились к восстановлению стабильности в Европе и созданию Лиги наций, которая могла бы обеспечивать мир и служить действенным инструментом международного развития.

США незамедлительно расширили масштабы экономической и военно-морской помощи союзникам и начали подготовку экспедиционного корпуса для вступления в боевые действия на Западном фронте. Согласно принятому 18 мая 1917 закону об ограниченной воинской повинности, в армию призывался 1 млн. мужчин в возрасте от 21 до 31 года. Генерал Джон Першинг был назначен главнокомандующим и энергично принялся за организацию вооруженных сил.

С начала марта 1918 союзники сдерживали мощное наступление немцев. К лету при поддержке американского подкрепления удалось развернуть контрнаступление. Армия США сыграла значительную роль в разгроме Германии, успешно действуя против вклинившейся Сен-Мийельской группировки противника и приняв участие в общем наступлении союзных войск.

Для эффективной организации тыла Вильсон пошел на беспрецедентные меры государственного контроля над экономикой. Закон о федеральном контроле, принятый 21 марта 1918, перевел все железные дороги страны под начало Уильяма Макаду, а специально созданное военное управление железных дорог должно было покончить с конкуренцией и обеспечить строгую координацию их деятельности. Военно-промышленное управление было наделено расширенными полномочиями контроля над предприятиями с целью стимулирования производства и предотвращения излишнего дублирования. Руководствуясь законом о контроле над продуктами питания и топливом (август 1917), Герберт Гувер, глава федерального ведомства по контролю за продуктами питания, зафиксировал цены на пшеницу на высоком уровне и с целью увеличения поставок продовольствия в армию ввел т.н. «безмясные» и «беспшеничные» дни. Гарри Гарфилд, руководитель ведомства по контролю за топливом, тоже предпринял жесткие меры в отношении производства и распределения топливных ресурсов. Кроме решения военных задач, эти меры принесли немалые выгоды малоимущим социальным слоям, в частности фермерам и промышленным рабочим.

Помимо крупных затрат на развитие собственной военной машины, США предоставили столь большие кредиты союзникам, что в период между декабрем 1916 и июнем 1919 общий долг последних (вместе с процентами) вырос до 24 262 млн. долл. Крупные расходы стали возможными лишь благодаря выпуску облигаций Займа свободы. Серьезным изъяном внутренней политики Вильсона стала его неспособность надежно защитить гражданские свободы: военная истерия внутри страны вылилась в преследования американцев немецкого происхождения, членов антивоенных групп и других инакомыслящих.

В январе 1918 Вильсон представил в Конгресс свои «14 пунктов» – общую декларацию целей США в войне. В декларации была изложена программа восстановления международной стабильности и содержался призыв к созданию Лиги наций. Эта программа во многом расходилась с военными целями, ранее одобренными странами Антанты и включенными в ряд секретных договоров.

В октябре 1918 центральноевропейские страны обратились с предложением о мире непосредственно к Вильсону, через головы европейских противников. После того как Германия согласилась заключить мир на условиях программы Вильсона, президент направил в Европу полковника Э.М.Хауса, чтобы заручиться согласием союзников. Хаус с успехом выполнил свою миссию. 11 ноября 1918 Германия подписала соглашение о перемирии. Несмотря на предварительную договоренность о его условиях, расхождения в позициях Европы и Америки указывали на то, что в ходе послевоенных переговоров возникнут серьезные противоречия. Еще одной проблемой стала фактическая дезинтеграция старой Европы, что не обещало быстрого и легкого восстановления экономической жизни.

На пути к миру, 1919–1920. В ходе мирных переговоров Вильсон подчинил все другие задачи созданию Лиги наций. Для достижения этой цели он пошел на ряд компромиссов, в частности по контрибуциям и территориальным вопросам, надеясь впоследствии скорректировать их в рамках будущей Лиги. За столом переговоров с другими участниками «большой четверки» – Ллойд Джорджем, представлявшим Великобританию, Клемансо, представлявшим Францию, и Орландо, представлявшим Италию, – Вильсон проявил себя весьма искусным дипломатом. Договор 28 июня 1919 стал кульминацией его политической карьеры.

После победы республиканцев на выборах 1918 внутренние политические трения усилились. Сенатор Лодж возглавил движение против Лиги наций, ему и его сторонникам удалось заблокировать быстрое рассмотрение договора в сенате, что грозило сорвать его ратификацию. Сенаторы-оппозиционеры получили поддержку, во-первых, республиканцев, опасавшихся неблагоприятных политических последствий дипломатического триумфа Вильсона, во-вторых, представителей тех этнических групп, чьи страны пострадали от версальских договоренностей, и, наконец, тех прогрессистов-радикалов, которые полагали, что международные обязательства США затормозят дальнейшее развитие американской демократии. Лагерь же сторонников Лиги был неожиданно ослаблен, когда Вильсон, предпринявший изматывающее пропагандистское турне по стране в поддержку мирного договора, в самый разгар дебатов тяжело заболел. «Красная паника», порожденная страхом перед коммунистами, усилила разочарование, охватившее страну после войны. Было ясно, что сенат не пропустит договор без внесения в него изменений, но Вильсон отказался пойти на компромиссы, и сенат дважды его отклонил (в ноябре 1919 и в марте 1920). Поэтому формально США оставались в состоянии войны вплоть до 2 июля 1921, когда Конгресс (уже при администрации Гардинга) принял наконец совместную резолюцию обеих палат, официально объявившую о завершении военных действий. Лига наций начала свою работу без участия США.

ДЕСЯТИЛЕТИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ: 1920-е годы

Общественная жизнь. В исторической ретроспективе совершенно ясно, что 1920-е годы были эпохой окончательной победы ценностей городской культуры над старыми сельскими стандартами жизни 19 в. Сторонники статус-кво, надеясь предотвратить нежелательные перемены, организовали ряд общественных кампаний; в частности, они пытались ввести сухой закон, ограничить иммиграцию и подавить антифундаменталистскую теологию.

Сухой закон. Агитация за запрещение алкогольных напитков проводилась в стране не одно десятилетие, и к 1918 торговля спиртным была запрещена уже в 28 штатах. 16 января 1919 18-я поправка к Конституции, запрещавшая производство, продажу и перевозку спиртных напитков, была ратифицирована необходимым большинством в Конгрессе и законодательных собраниях штатов. Преодолев президентское вето Вильсона, Конгресс принял закон Волстеда, устанавливавший механизм осуществления на практике этой поправки. Впрочем, его часто обходили, и потребовалась целая армия стражей порядка, чтобы бороться с хорошо организованной «бутлегерской системой», возникшей вскоре после принятия сухого закона. Этот закон действовал более десяти лет и был отменен в 1933.

Иммиграция. Перед Первой мировой войной в США прибыло беспрецедентно большое число иммигрантов: 1285 тыс. человек в рекордном 1907. Оппозиция неограниченной иммиграции была связана с тем, что многие приезжали из стран Восточной и Южной Европы. Закон о национальном происхождении (1924) резко сократил иммиграцию и, введя постоянные квоты – 2% численности каждой из национальных общин США в 1890, фактически закрепил дискриминацию выходцев из Восточной и Южной Европы.

Гражданские свободы. В этот период предметом общенационального внимания стал ряд судебных разбирательств. Одно из них – суд над Джоном Скопсом в Дейтоне (шт. Теннесси). Этот преподаватель биологии намеренно нарушил закон штата, запрещавший преподавание любого учения, отрицающего библейское сотворение человека Богом, и излагал своим ученикам теорию эволюции Ч.Дарвина. Хотя Скопс был осужден, в ходе судебного разбирательства были сильно дискредитированы позиции религиозных фундаменталистов.

Всемирный резонанс в 1920 получил суд над Сакко и Ванцетти, рабочими итальянского происхождения, обвиненными в ограблении и убийстве. Защитники гражданских свобод тщетно пытались спасти их от казни, доказывая, что они были осуждены не на основании улик, а за радикальные анархистские воззрения.

В это же время усилились и проявления расизма, что было особенно выражено в деятельности Ку-клукс-клана – организации, которая преследовала бывших рабов и их потомков.

Политика и экономика. Ослабление моральных устоев, характерное для 1920-х годов, получило отражение в деятельности администрации Уоррена Гардинга, который на президентских выборах 1920 одержал верх над кандидатом от демократов, губернатором штата Огайо Джеймсом Коксом. 19-я поправка к Конституции (1920) предоставила американским женщинам право голоса, и в том же году они впервые в истории страны пришли к избирательным урнам. Гардинг в своей кампании призывал к «национализму и нормальности», тогда как Кокс из уважения к Вудро Вильсону пытался превратить предвыборную кампанию в «торжественный референдум» по вопросу о Лиге наций.

Возвращение Республиканской партии к власти привело к росту тарифов (тариф Фордни – Маккамбера 1922), снижению налогов и накала антитрестовской борьбы. И хотя в период экономического процветания, наступивший сразу после войны, большинство американцев ощутило его плоды, общий рост доходов не коснулся промышленных рабочих и фермеров.

При выборе политических партнеров Гардинг допустил ряд серьезных ошибок. Кое-кто из них глубоко погряз в коррупции, громкие скандалы потрясли администрацию по делам ветеранов и управление опеки иностранной собственности, однако самым шумным было дело о нефтяном месторождении «Типот-Дом». Министр внутренних дел Алберт Фолл за колоссальные взятки передал это месторождение, служившее топливным резервом военно-морского флота, в аренду частным компаниям. Махинацию вскрыл сенатор от Монтаны, демократ Томас Уолш. В 1923 Гардинг неожиданно умер, не дожив до публичного разоблачения коррупции в своем кабинете.

Преемник Гардинга – Калвин Кулидж из Массачусетса выиграл на выборах 1924, победив Джона Дэвиса, компромиссного кандидата демократов, и Роберта Лафоллетта – кандидата Прогрессивной партии. При Кулидже не было радикальных отступлений от традиций республиканской политики.

Хотя период 1921–1922, когда промышленность перестраивалась на мирные рельсы, был отмечен депрессией, к концу 1922 была создана база для будущего экономического процветания. Неуклонный рост населения страны и быстрое увеличение национального богатства, суммарная стоимость которого выросла со 187 млрд. долл. в 1912 до 350 млрд. долл. в 1922, а к 1929 достигла 450 млрд. долл., породили целую философию экономического бума.

Вероятно, самым важным из отдельно взятых факторов этого поразительного процветания было возникновение новых отраслей промышленности. В частности, феноменальный подъем пережило автомобилестроение. Все началось в 1895 с выпуска четырех грузовых и пассажирских автомобилей, в 1919 с конвейеров сошло 7565 тыс., а в 1932 – 24 115 тыс. Возник гигантский спрос на продукцию смежных отраслей, особенно сталь, резину, стекло и нефтепродукты. В дорожном строительстве, получившем дополнительный стимул развития, тоже возникло много новых рабочих мест. В этот же период быстрыми темпами развивалось производство радиоприемников и электротехнических приборов. Торговля в рассрочку стала мощным фактором роста внутреннего потребления. Несмотря на существование массы законов, призванных ограничить создание крупных корпораций, быстрыми темпами происходила монополизация хозяйственной жизни, особенно в сфере коммунального обслуживания.

В 1928 Герберт Гувер, министр торговли с 1921, был выдвинут республиканским кандидатом на пост президента, когда Кулидж отказался от переизбрания. Номинацию от Демократической партии легко получил Альфред Смит из Нью-Йорка. Эти выборы стали очередным эпизодом в истории конфликта между городом и деревней. Поскольку Смит был католиком, на Юге он стал жертвой религиозных предрассудков. И несмотря на популярность призыва Смита к отмене сухого закона, избиратели предпочли Гувера. К несчастью для Гувера неуклонное процветание, которое он обещал в своей инаугурационной речи, лопнуло как мыльный пузырь в октябре 1929, когда биржевая паника на Уолл-стрит разрушила знаменитый «бычий рынок», характеризовавшийся повышением курса ценных бумаг, и возвестила о начале жесточайшего экономического кризиса.

Внешняя политика. На протяжении 1920-х годов США старались не связывать себя международными обязательствами. Большинство договоров, подписанных в это время, не имело обязательной силы и предусматривало исключительно моральные санкции. Ярким примером подобной политики стала Вашингтонская конференция (1921–1922), созванная государственным секретарем Чарлзом Эвансом Хьюзом с целью сокращения военно-морских сил и обеспечения стабильной обстановки на Тихом океане. «Договор пяти держав» ограничил число крупных кораблей, разрешенных для флотов Великобритании, США, Японии, Франции и Италии, но не затрагивал суда меньшего водоизмещения. «Договор девяти держав» одобрил политику «открытых дверей», но еще более важным оказался «Договор четырех держав», обязавший Великобританию, США, Японию и Францию проводить консультации в случаях возникновения конфликтов в Тихоокеанском регионе. Отсутствие механизма реализации этих соглашений впоследствии нередко делало их бесполезными. Предпринятые Лигой наций попытки продвинуть процесс разоружения окончились неудачей. В 1928 США подписали очередное многостороннее соглашение – пакт Бриана – Келлога, который объявил войну незаконным инструментом национальной политики, однако уже в следующем десятилетии он был нарушен агрессорами.

Главной ошибкой внешней политики США в 1920-х годах стал отказ предоставить адекватную помощь для преодоления экономического кризиса, потрясшего Европу. За годы Первой мировой войны выросли долги союзников США, в сумме составившие ок. 10 млрд. долл., и продолжали нарастать проценты по займам. США настаивали на полной компенсации, хотя некоторые политики советовали списать долги, истолковав их как вклад Америки в победу. Требование о возврате долгов стало одной из причин, вынудивших союзников к попыткам получить с побежденных репарации за нанесенный в войне ущерб. Комиссия по репарациям в конечном счете оценила их сумму более чем в 30 млрд. долл. Германию эти требования поставили в особенно жесткие условия, но совершенно неожиданно возник новый источник капитала: американские инвесторы в поисках размещения фондов начали скупать немецкие ценные бумаги. Полученные средства возвращались союзникам в форме репараций, а те в свою очередь переводили их обратно в США в счет погашения военных долгов. В 1920-е годы под давлением европейцев дважды (и безуспешно) предпринимались попытки сократить размер репараций (план Дауэса 1924 и план Янга 1929). Общая сумма займов Германии в США в период 1919–1929 оказалась примерно равной сумме средств, возвращенных в виде репараций и военных долгов. Из-за высоких тарифов, установленных американским правительством, Европа оказалась не в состоянии собрать достаточно средств для погашения долгов по каналам международной торговли. В результате платежей по военным долгам и репарациям в США хлынуло европейское золото. Однако после биржевого краха на Уолл-стрит обратный поток американского капитала в Европу приостановился, следствием чего стало резкое сокращение выплат по военным долгам и репарациям. Крах всей системы взаимопогашения займов, репараций и военных долгов способствовал мировому экономическому кризису.

МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС

В конце 1920-х годов появилось немало причин для осторожного оптимизма по поводу развития национальной экономики. В послевоенное десятилетие наблюдался быстрый рост и производительности труда, и реальных доходов американских семей. Хотя к середине 1920-х годов в жилищном строительстве наступил период стабилизации, а затем оно стало сокращаться, этот упадок компенсировался за счет строительства асфальтированных дорог, столь необходимых для миллионов автомобилей, которые в 1920-х годах вытеснили гужевой транспорт. Даже фермерские хозяйства, пострадавшие от падения цен на сельскохозяйственные продукты, когда европейское сельское хозяйство вернулось после войны в нормальное русло, в конце 1920-х годов увеличили доходность, и фермерам стали доступны грузовики, легковые автомобили, телефоны и бытовые электроприборы.

Однако в этой на первый взгляд здоровой экономике были и уязвимые места. Во-первых, американцы, как правило, не были склонны к осторожному оптимизму. В обществе превалировало эйфорическое ощущение пришествия «новой эры», которая вскоре обеспечит каждого как минимум респектабельным достатком. Не только богатые люди, но и миллионы средних американцев и даже рабочих скупали акции компаний, ожидая быстрого повышения их стоимости. Биржевые спекуляции подстегивались бизнесменами и политиками, а также брокерскими конторами. Резервный капитал наиболее преуспевающих корпораций, не желавших увеличивать фонд заработной платы, перетекал на фондовый рынок; то же происходило и с наличными средствами банков, что объяснялось снижением спроса на закладные под недвижимость в середине 1920-х годов. Благодаря спекулятивным ожиданиям стоимость ценных бумаг постоянно взвинчивалась. Общая стоимость акций, зарегистрированных на Нью-Йоркской фондовой бирже между 1924 и 1929, увеличилась почти в три раза. Действия и установки, ориентированные на продолжение игры на повышение, делали экономику страны крайне уязвимой.

Второй серьезный изъян американской экономики был обусловлен живучестью идеи, что, несмотря на все экономические перемены, сложная национальная экономика по-прежнему является саморегулирующейся и государственное вмешательство может ей лишь навредить. Многие американцы считали, что в периоды экономических трудностей правительство должно просто урезать государственные расходы и дать возможность экономике самой справиться с возникшими проблемами.

Еще одной опасностью для экономики была шаткая система оплаты международных долгов, погашение которых целиком зависело от неиссякавшего потока американских долларов.

Многие эксперты, особенно экономисты, вскрыли впоследствии и другие причины кризиса, такие, как неэффективность банковской системы, злоупотребление кредитами, а также высокая степень аморальности в деловых кругах.

<Крах фондового рынка. Самой очевидной и драматичной причиной кризиса стало крушение фондового рынка осенью 1929. Спекулянты начали спешно сбрасывать акции, когда стало ясно, что в ряде отраслей начинается циклический спад, вызванный главным образом перепроизводством в автомобильной промышленности. В течение одного месяца после 23 октября 1929 только на Нью-Йоркской фондовой бирже цены упали на 26 млрд. долл., и в течение следующих двух с половиной лет они продолжали ползти вниз. Чудовищное обесценивание активов частных лиц и банков, промышленных корпораций, пенсионных фондов и других институтов сыграло ключевую роль в последовавшем крахе национальной экономики.

Нисходящая спираль. В развитии кризиса выделяют, по крайней мере, две фазы. С осени 1929 до лета 1931 происходил общий резкий спад экономики. Затем экономический хаос в крупнейшей мировой промышленной и финансовой державе начал оказывать серьезное влияние на ситуацию в европейских государствах, которые зависели от американского капитала и американских рынков. Заморские капиталовложения США растаяли, как дым, Германия и Австрия оказались на грани банкротства. С потерей американских потребителей Великобритания была вынуждена отменить золотой стандарт в сентябре 1931. Беспорядочное введение импортных квот, создание тарифных барьеров, ограничения на обмен золота и валют и прочие протекционистские меры, призванные спасти национальные экономики за чужой счет, сильно пошатнули систему международной торговли и взаимных платежей.

Особенно болезненными последствия всех этих процессов были в США, вступивших во вторую, более глубокую фазу кризиса. В 1931, оказавшись не в состоянии вернуть кредиты или продать свои активы, когда вкладчики стали требовать возврата наличных, разорились 2300 банков, державших почти 1,7 млрд. долл. В суровую зиму 1932–1933 в стране насчитывалось 14–16 млн. безработных. Валовой доход в сельском хозяйстве упал с 12 млрд. долл. в 1929 до 5,3 млрд. в 1932, тогда как долги за землю, кредиты и оборудование, сделанные в лучшие дни, остались практически на прежнем уровне. В период между 1929 и 1933 разорились более 125 тыс. фирм. Валовой национальный доход упал более чем на 50%, оклады служащих уменьшились на 40%, дивиденды – почти на 57%, заработная плата рабочих в промышленности – на 60%.

Многие люди умерли от недоедания и отсутствия теплой одежды, крыши над головой, топлива, медицинской помощи. Чувство безысходности охватило миллионы выживших, которые месяцами, а то и годами не могли найти работы. Дети бросали школу, потому что у них не было одежды или потому что местные власти не могли содержать школьные здания и выплачивать учителям заработную плату. Более 2 млн. американцев переехали из городов в сельскую местность в надежде прокормить свои семьи. Резко сократилось число заключаемых браков, понизился уровень рождаемости.

Одним из самых значительных последствий кризиса (т.н. «Великой депрессии») стало новое отношение к частному предпринимательству и правительству. В условиях, когда рынок лихорадило, банки терпели крах, а заработная плата урезалась, слово «капиталист» превратилось в ругательство. Доверие к бывшим героям бизнеса сильно пошатнулось, особенно после того, как в ходе расследований Конгресса и ряда судебных процессов были выявлены масштабы злоупотреблений банков вкладами клиентов и их сговора с брокерскими фирмами, манипулировавшими фондовым рынком на протяжении 1920-х годов. К середине 1930-х годов большинство американцев сходились во мнении, что правительство обязано принимать меры для обеспечения занятости населения, планировать экономическое развитие для предотвращения депрессий и защищать граждан от нечестных бизнесменов.

При президенте Герберте Гувере выросли ассигнования на общественные работы, бизнесменов призывали не снижать уровень заработной платы и занятости, была учреждена Корпорация финансирования реконструкции для поддержки предприятий посредством субсидий и займов. Государство начало закупать излишки сельскохозяйственных продуктов, пытаясь остановить падение цен. В 1930 был принят тариф Смута – Холи, который защищал американских производителей и рабочих от зарубежных конкурентов. Эти меры, впрочем, не достигли цели, потому что были плохо проработаны и недостаточно финансировались. Гувер приобрел репутацию бездушного защитника собственности, когда послал генерала Дугласа Макартура стереть с лица земли палаточный городок ветеранов войны, прибывших в 1932 в Вашингтон, чтобы добиться немедленной выплаты обещанного денежного довольствия.

В ходе президентской кампании 1932 оба кандидата – Гувер и Франклин Д.Рузвельт, губернатор штата Нью-Йорк, – выдвинули практически одинаковые экономические программы, которые различались лишь в вопросах аграрной политики и развития государственной системы энергообеспечения. И Гувер, и Рузвельт обещали снизить государственные расходы, сбалансировать бюджет, укрепить национальную валюту, помочь фермерам кредитами, не ограничивать частное предпринимательство и предоставить чрезвычайную помощь штатам. Победу одержал Рузвельт, получивший 22,8 млн. голосов против 15,76 млн. у Гувера. Немедленная отмена сухого закона придала особый смысл предвыборной песенке демократов «Вот опять настали веселые денечки!»

Новый курс. После инаугурации 4 марта 1933 Рузвельт первым делом созвал специальную сессию Конгресса, который в течение 100 дней выработал законодательные основы Нового курса, нацеленного на обуздание кризиса. Большинство законопроектов готовилось «мозговым трестом» ученых еще до выборов.

Первые законы Нового курса должны были восстановить утраченное доверие населения к правительству, поддержать национальную валюту и экономику в целом, чтобы остановить падение цен. Планировалось также оказание помощи безработным, главным образом в рамках масштабной программы стимулирования строительства, а также и путем федеральной поддержки программ помощи безработным, осуществлявшихся штатами. В целом задачей Рузвельта было достижение экономической стабильности при сохранении системы частного предпринимательства.

6 марта 1933 президент объявил четырехдневные банковские «каникулы». Конгресс одобрил инициативу Рузвельта и уполномочил министерство финансов проверить состояние банков. После проведенной ревизии в течение только первого месяца работы новой администрации было обнаружено более миллиарда спрятанных долларов. Закон Гласса – Стигалла 1933 расширил полномочия совета управляющих Федеральной резервной системы по контролю над банковской системой, заставил банки разделить депозитные и инвестиционные функции и учредил федеральную корпорацию страхования депозитов. Это законодательство практически остановило лавину банковских банкротств. Корпорация домовладельцев, созданная в 1933, за три последующих года предоставила миллиону домовладельцев ссуд на сумму более чем 2 млрд. долл. Рузвельт отменил золотой стандарт в надежде, что в международных торговых операциях стоимость доллара упадет и внутренние цены возрастут. И действительно, это привело к кратковременному росту цен и падению стоимости доллара на международных рынках. Не рискуя жертвовать успехом кампании повышения цен, Рузвельт отклонил предложение Лондонской экономической конференции 1933 стабилизировать международные курсы валют. Законы о ценных бумагах (1933) и о торговле ценными бумагами (1934) защитили инвесторов от мошеннических сделок, ослабивших фондовый рынок в 1920-х годах. Закон о банках 1935 еще более усилил федеральный контроль над банками, кредитной системой и оборотом ценных бумаг. Эти меры постепенно восстановили доверие к финансовой системе.

В соответствии с другими законами были созданы агентства по распределению средств потенциальным потребителям. Федеральная администрация по оказанию чрезвычайной помощи во главе с Гарри Гопкинсом передала штатам 500 млн. долл. для прямой помощи безработным. Гражданский корпус охраны природных ресурсов направлял молодежь в трудовые лагеря по всей стране для участия в восстановлении лесов и иных природоохранных мероприятиях, и те могли высылать часть заработанных денег нуждающимся родителям. Корпорация финансирования реконструкции получила дополнительные фонды; закон о фермерском кредите 1933 ввел приемлемые условия для получения фермерами-должниками займов, а управление ресурсами бассейна Теннесси занялось проблемами одного из беднейших регионов Америки.

Новый курс попытался также справиться с ключевой, по мнению главных советников Рузвельта, экономической проблемой: избыточным производством, приводящим к падению цен, и падением потребления из-за низких доходов. В 1933 была создана Администрация регулирования сельского хозяйства (АРСХ), имевшая целью снижение объема производства, для чего применялись разные меры – от субсидий за полное прекращение производства до скупки скота для забоя. Эти меры – в сочетании с суровой засухой на Юго-Западе и Среднем Западе – достигли своей цели. Созданная по закону 1933 о восстановлении национальной промышленности национальная администрация восстановления (НАВ) установила уровень зарплат, цен и производственные квоты для 750 отраслей промышленности. На администрацию общественных работ (АОР), образованную по тому же закону, возлагалось осуществление крупных строительных программ. Закупки АОР строительных материалов должны были стимулировать развитие строительного комплекса и связанных с ним отраслей, а строительные проекты – создать рабочие места для тысяч безработных и дать возможность потребителям покупать товары контролируемых НАВ отраслей. Однако АОР оказалась малоэффективной из-за нерешительности ее директора Хэролда Икеса. В преддверии очередной суровой зимы Рузвельт создал администрацию гражданских работ для распределения 400 млн. долл. из бюджета АОР на краткосрочные проекты. Со временем АОР возвела немало плотин, мостов и других крупных сооружений. НАВ, проведшая ряд операций по восстановлению бизнеса, вскоре рухнула под огнем критики. Ее основными достижениями стали создание прецедента промышленного планирования в мирное время, ликвидация детского труда и потогонной системы в промышленности, а также повышение уровня оплаты труда до прожиточного минимума. Тем не менее промышленное производство, цены, прибыль и заработная плата оставались низкими, а безработица – чрезвычайно высокой.

К 1935 первая фаза Нового курса вылилась в ожесточенные и безысходные конфликты между упорствующими хозяевами и непреклонными судьями, с одной стороны, и представителями профсоюзов и левых сил – с другой. Законодательство 1934–1939 оказалось в значительной степени естественным развитием предшествующего курса, а также применением на практике сформулированных ранее принципов, медленно претворявшихся в жизнь. Например, закон о банках и закон о холдинговых компаниях коммунального обслуживания (оба 1935) хронологически относятся к периоду второй фазы Нового курса, однако они явились кульминацией серии мероприятий, начатых еще в 1933. Закон о социальном страховании, принятый в 1935 и вступивший в силу в 1937, разрабатывался еще до вступления Рузвельта в должность. Основной закон о профсоюзах – национальный закон о трудовых отношениях, или закон Вагнера (1935), – во многом дублировал раздел 7а закона о восстановлении национальной промышленности, и в нем возникла потребность лишь после того, как НАВ не смогла выполнить задачу защиты прав трудящихся на создание профессиональных союзов, заключение коллективных договоров и проведение забастовок.

Тем не менее законодательство Нового курса после выборов 1934, когда Рузвельт заручился поддержкой значительного большинства реформаторски настроенных конгрессменов, было нацелено на реформы в большей степени, чем предыдущие законы. Кроме закона Вагнера и закона о социальном страховании, в течение т.н. второй фазы был принят целый ряд важных законопроектов. Закон о доходах 1935 установил дифференцированную шкалу прогрессивного подоходного налога, впрочем не столь сильно дифференцированную, как отмененная в 1920-х годах министром финансов Эндрю Меллоном. Создание администрации электрификации сельских районов (1935), принятие закона Бэнкхеда – Джонса о помощи фермерам-арендаторам (1937) и обновление в 1938 администрации регулирования сельского хозяйства было на руку фермерам. Среди важнейших экономических новаций Нового курса закон Бэнкхеда – Джонса по праву стоит в одном ряду с законом Вагнера и законом о социальном страховании. В соответствии с этим законом была создана администрация по защите фермерских хозяйств, имевшая целью помочь предприимчивым арендаторам стать собственниками, купить технику или переехать на новое место. Федеральные лагеря для сельскохозяйственных рабочих-мигрантов помогли десяткам тысяч людей найти работу и обеспечивали их семьи медицинской помощью. После принятия закона о жилищном строительстве (1937) было создано управление по жилищному строительству, финансировавшее до Второй мировой войны строительство 161 тыс. домов. Закон о справедливых условиях труда (1938) установил минимальную заработную плату и максимальную продолжительность рабочего дня для промышленных рабочих и запретил наем подростков моложе 16 лет. Администрация общественных работ, созданная в 1935 и реорганизованная в 1939 в администрацию программ общественных работ, распределяла временные рабочие места, главным образом в строительстве, а также и во многих других сферах, вплоть до ландшафтной архитектуры, театра, изобразительного искусства, историографии и охраны исторических памятников. Государственная поддержка творческой интеллигенции способствовала превращению этого периода, чреватого культурной катастрофой, в нечто вроде малого ренессанса.

Экономика медленно реагировала на столь массированное государственное вмешательство. Тем не менее Рузвельт без труда победил на новых президентских выборах 1936, одержав верх над губернатором Канзаса Алфредом Лэндоном, опередившим его лишь в Мэне и Вермонте.

Рузвельт усматривал причины застоя экономики отчасти в решениях Верховного суда, которые связали руки таким новым учреждениям, как НАВ и АРСХ, и фактически поощряли отказ предпринимателей сотрудничать с правительством. Поэтому в 1937 президент развернул атаку на Верховный суд, которая разбилась о традицию независимости судебной системы. Но, хотя план Рузвельта провалился, борьба, похоже, подорвала боевой дух его престарелых оппонентов. Верховный суд начал пересматривать свои прежние решения, пока не стало очевидно, что федеральное правительство может принимать едва ли не любые экономические меры, не опасаясь признания их не соответствующими Конституции.

Однако и к 1939, когда в Европе разгорелся пожар Второй мировой войны, Новый курс не сумел совладать с кризисом. Уровень безработицы оставался чрезвычайно высоким, как и недогрузка производственных мощностей. Кроме того, сторонники Нового курса так и не смогли предложить политически приемлемого решения проблем городских трущоб, бедности и ущемления гражданских прав чернокожих американцев, а также обнищания населения, особенно в сельских районах.

Внешняя политика в годы экономического кризиса. До 1938 внешняя политика кризисного десятилетия подчинялась задаче оздоровления национальной экономики. Начиная с 1934 государственный секретарь Корделл Халл вел интенсивные переговоры с целью заключения двухсторонних торговых соглашений, нацеленных на расширение рынков сбыта американских товаров. США старались не ввязываться в войны и ограничивали свой протест против экспансии Японии в Азии и Германии в Европе громогласной риторикой. Даже «политика добрососедства» в Латинской Америке была отчасти продиктована желанием избежать военных конфликтов. Эта политика способствовала утверждению панамериканизма, пришедшего на смену односторонним интервенциям США. В 1930 администрация Гувера отказалась от «Вывода Теодора Рузвельта». В 1933 на конференции в Монтевидео США признали, что у них нет права на интервенцию, а в 1936 на конференции в Буэнос-Айресе еще больше ограничили свободу своих действий, согласившись с идеей создания механизма консультации для улаживания межамериканских конфликтов. В духе этой политики США отказались послать войска для усмирения мятежа на Кубе в 1933–1934 и аннулировали поправку Платта, а в 1934 вывели свои войска с Гаити и отказались от права интервенции в Доминиканскую Республику и Панаму. В 1938 США заявили протест против национализации Мексикой предприятий американских нефтяных компаний, но не предприняли военных действий, ограничившись бойкотом мексиканской нефти. Такая позиция была отчасти продиктована заявленным еще в 1936 желанием создать единую систему безопасности для всего Западного полушария. План коллективной безопасности был выработан в Лиме в 1938. Оборонительные соглашения были также заключены с Канадой, «добрым северным соседом».

Между тем в Азии и Европе царил хаос. Япония, в нарушение жизненно важного для США принципа «открытых дверей», начала расширять свое военное присутствие в Китае, в 1931 захватив Маньчжурию, а в 1937 оккупировав остальную территорию Китая. В Европе события развивались по не менее драматичному сценарию: Германия спешно перевооружалась и ремилитаризировала Рейнскую область, Италия в 1935 вторглась в Эфиопию, Германия и Италия создали военный союз, в 1936 началась гражданская война в Испании, в 1938 Германия аннексировала Австрию и западную Чехословакию, в 1939 последовало окончательное расчленение Чехословакии и вторжение в Польшу.

Рузвельт был всерьез встревожен японской экспансией в Китае и в октябре 1937 призвал к карантинным мерам против агрессоров. Однако общество не отреагировало на его призыв. Изоляционистские настроения в стране по-прежнему были сильны, к тому же их подхлестнуло проведенное в 1934 сенатское расследование роли производителей военной техники во втягивании США в Первую мировую войну. Между 1935 и 1937 Конгресс принял серию законов о нейтралитете, запрещавших продажу оружия и предоставление кредитов воюющим странам.

Когда в Европе разразилась полномасштабная война, Рузвельт принял быстрые и решительные меры по укреплению обороноспособности США и оказанию помощи Англии. Растущий страх перед германской гегемонией в Европе обеспечил общественную поддержку его политике. В ноябре 1939 Конгресс отменил эмбарго на военные поставки воюющим странам, а в 1940, после падения Франции, существенно повысил военные расходы и расширил военное производство, а также увеличил численность вооруженных сил и объявил о воинском призыве. В 1941 по закону о ленд-лизе была предоставлена крупная помощь Англии, а после вторжения Германии – и СССР. Военные поставки союзникам через северную Атлантику спровоцировали необъявленную морскую войну с Германией.

Однако события на Тихом океане в конце концов вынудили США вступить в войну. Поражение, нанесенное Германией голландцам и французам, обеспечило экспансию Японии в Юго-Восточной Азии, важном источнике сырья и полезных ископаемых. В 1940, надеясь поставить заслон японской экспансии, США ввели ограничения на поставки Японии нефти и металла. Япония тем временем заключила пакт о коллективной безопасности с Германией и Италией. В 1941, после захвата Японией Индокитая США заморозили японские авуары в американских банках. Были заморожены также японские вклады в английских и голландских банках. Предпринимались усилия достичь компромиссного урегулирования, но они не имели успеха. 7 декабря 1941 японцы нанесли внезапный удар по Перл-Харбору. На следующий день Конгресс объявил войну Японии, а затем Германии и Италии.

СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Мобилизация сил страны. Эксперименты по централизации управления экономикой в рамках Нового курса и опыт организационной работы, приобретенный в ходе этих экспериментов, оказались бесценным подспорьем для мобилизации населения. Было создано целое созвездие новых государственных учреждений. Управление военного производства (УВП) во главе с бывшими руководителями НАВ и военно-промышленного управления занялось переводом национальной промышленности на военные рельсы. Когда УВП не удалось взять под свой контроль добычу и поставки сырья, Рузвельт создал сначала управление экономической стабилизации, а затем – управление военной мобилизации, наделенное чуть ли не диктаторскими полномочиями. Управление ценового регулирования (УЦР) установило фиксированные цены. Военно-трудовое управление установило контроль за оплатой труда и продолжительностью рабочей недели и почти полностью покончило с длительными забастовками.

Простаивающие производственные мощности в промышленности и сельском хозяйстве, избыток рабочей силы и сырья, многолетняя привычка к нужде из национального бедствия внезапно превратились в национальное достояние. С отменой введенных АРСХ ограничений быстрыми темпами стало расти сельскохозяйственное производство. Оборонная промышленность и вооруженные силы черпали людские ресурсы из океана безработных, число которых в 1941 все еще составляло 7 млн., а также привлекали женщин для работы на гражданских и военных объектах. Была мобилизована и американская наука. Под руководством управления научных исследований и разработок ученые-физики проделали огромную работу, увенчавшуюся важнейшими изобретениями – от усовершенствованного радара до атомной бомбы.

Повышение цен на сельскохозяйственную продукцию помогло фермерам выбраться из нищеты и долгов. В период между 1941 и 1945 заработная плата лиц, занятых в производстве, увеличилась на 70%, в то время как стоимость жизни возросла всего на 23%. Комиссия по справедливому найму, которую Рузвельт был вынужден создать под угрозой негритянского «марша на Вашингтон» во главе с Филипом Рэндолфом (председателем профсоюза железнодорожных проводников), помогла афроамериканцам бороться с дискриминацией в военной промышленности, особенно после того, как в 1943 Рузвельт наделил комиссию эффективными контрольными полномочиями. К началу 1945 почти 2 млн. афроамериканцев, многие из которых недавно переехали с аграрного Юга в промышленные центры Севера, работали на американских военных заводах.

Военное лихолетье обеспечило Рузвельту беспрецедентное переизбрание на третий и четвертый сроки в 1940 и 1944. На этих выборах сильные кандидаты от либерального крыла Республиканской партии – Уэнделл Уилки в 1940 и Томас Дьюи в 1944 – не смогли ничего противопоставить ни популярному Новому курсу, ни внешней политике действующего президента.

Дипломатия. В годы войны главы стран-союзниц часто встречались для координации военных и политических действий. Еще до вступления США в войну Рузвельт и английский премьер-министр Уинстон Черчилль в ходе секретных переговоров, проходивших в 1941 на военных кораблях близ Ньюфаундленда, выработали Атлантическую хартию. Поддержанная позднее другими странами, в том числе и СССР, она стала декларацией общих целей в войне. В 1942 и 1943 англо-американские встречи были продолжены в Вашингтоне, Квебеке, Хайд-Парке (шт. Нью-Йорк) и в Касабланке (Марокко). В ноябре 1943 Рузвельт и Черчилль впервые встретились с китайским лидером Чан Кайши в Каире, а затем со Сталиным в Тегеране. В феврале 1945, когда советские войска уже освободили Восточную Европу, Рузвельт, Черчилль и Сталин собрались в крымском городе Ялта для выработки соглашений о послевоенном разделе Европы, о создании Организации Объединенных Наций (что произошло в том же году) и о вступлении СССР в войну с Японией.

Гарри Трумэн – 33-й президент США (1945–1953). Два месяца спустя, во время отпуска в Уорм-Спрингсе (шт. Джорджия), Рузвельт скоропостижно скончался от кровоизлияния в мозг. Задача завершения войны на Тихом океане и планирования мирной жизни легла на плечи вице-президента Гарри Трумэна. На Потсдамской конференции в Германии в июле-августе 1945 американский, английский и советский лидеры выработали условия оккупации Германии, капитулировавшей в мае, и приняли решение о создании международного военного трибунала. Кроме того, Трумэн и Черчилль 26 июля приняли совместную Потсдамскую декларацию, призвав Японию безоговорочно капитулировать и пригрозив в случае отказа ее «быстрым и полным разгромом».

Атомная бомба. Первое испытание атомной бомбы произошло в пустыне в штате Нью-Мексико 16 июля 1945, за день до открытия Потсдамской конференции. Трумэн отдал приказ об атомной бомбардировке города Хиросима 6 августа. В результате все на площади 10 кв. км произошли значительные разрушения, погибли 80 тыс. человек и по крайней мере 80 тыс. получили большие дозы облучения. Через три дня вторая атомная бомба превратила в пепел город Нагасаки. 8 августа СССР объявил Японии войну. Неделю спустя японская армия капитулировала.

ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

США вышли из войны с беспрецедентным экономическим потенциалом. Другие индустриальные страны лежали в руинах, а производственные мощности США выросли и процветали; заводы, фермы, научные лаборатории, торговые суда были оснащены и укомплектованы лучше, чем когда-либо раньше. В военный период промышленность страны стала подлинным «арсеналом демократии». Американское сельское хозяйство превратилось в житницу Европы, находившейся на грани голода, а американские банки и министерство финансов США были способны финансировать хозяйственную жизнь Европы.

Невзирая на столь впечатляющее экономическое превосходство, США пришлось столкнуться со множеством сложнейших проблем послевоенного восстановления производства. В 1945 перед страной встали две особенно трудноразрешимые задачи: во-первых, необходимо было демонтировать систему военного нормирования, распределения и ценового контроля без раскручивания инфляционной спирали; во-вторых – вернуть миллионы демобилизованных солдат и гигантскую военно-промышленную машину к мирному производству.

Отмена системы контроля над экономикой действительно привела к резкому скачку потребительских цен, что вызвало волну общенациональных забастовок в 1946. Однако прогресс в промышленных и сельскохозяйственных технологиях в военный период увеличил производительность труда настолько, что не менее стремительно росло производство предметов потребления и продуктов питания, и это привело к стабилизации цен уже в 1948. После краткого периода спада экономика вступила не в очередную депрессию, а в длительный период роста. Процветание привело к повышению потребительского спроса, который стимулировался многими факторами: сделанными за время войны сбережениями, послевоенным снижением налогов, жилищными кредитами, щедро предоставлявшимися Федеральной резервной системой, спросом на новое оборудование и здания в промышленности, крупными государственными расходами на реконструкцию транспортной системы страны и развитие сети современных шоссейных дорог, постоянным спросом Европы на американские товары, который поддерживался американскими же грантами и кредитами.

Социальная политика. После войны президент Трумэн приступил к завершению социально-экономических программ Нового курса. Его попытки ввести систему медицинского страхования, расширить льготы по социальному страхованию, повысить минимальную заработную плату и утвердить новые региональные строительные проекты вроде программы освоения бассейна р.Теннесси были блокированы Конгрессом. Но президенту все же удалось убедить Конгресс принять в 1946 закон о занятости, возлагающий на правительство ответственность за трудоустройство населения. Пожалуй, наиболее заметным актом стал закон о социальной помощи демобилизованным, принятый еще в июне 1944. Этот «солдатский билль о правах» предоставил миллиарды долларов – в виде займов или прямых грантов – на льготы демобилизованным военнослужащим при получении образования, жилья, пособий по безработице и медицинской помощи.

Выборы 1948. На этих выборах республиканцы впервые с 1920-х годов получили реальную возможность взять под свой контроль федеральное правительство, а может быть, и остановить стремительное продвижение страны к тому, что они называли «социализмом», а демократы – «обществом благосостояния». Коалиция республиканцев и консервативных демократов в Конгрессе заблокировала наиболее спорные инициативы Трумэна и в 1947, преодолев президентское вето, протолкнула закон Тафта – Хартли. Этот закон, родившийся из широко распространенного мнения, будто профсоюзы благодаря закону Вагнера аккумулировали слишком много власти и погрязли в коррупции, объявил вне закона принцип «закрытого цеха», т.е. отказ принимать на работу нечленов профсоюза, запретил некоторые «несправедливые» приемы профсоюзов, ввел т.н. периоды «успокоения страстей» перед забастовками и запретил профсоюзам оказывать финансовую поддержку политическим партиям. Сенатор из Огайо Роберт Тафт, главный разработчик закона, надеялся на выдвижение в президенты от Республиканской партии в 1948, однако партия поддержала предыдущего кандидата – Томаса Дьюи из Нью-Йорка. И левое, и правое крыло Демократической партии выдвинули в противовес Трумэну собственных кандидатов. Левые организовали Прогрессивную партию, кандидатом которой стал Генри Уоллес, вице-президент при Рузвельте в 1941–1945. Южане, оппоненты Трумэна по вопросу о принятии нового закона о гражданских правах, создали Демократическую партию правых штатов («Диксикратическую»), от которой в президенты баллотировался Стром Термонд – губернатор Южной Каролины. Почти все политические эксперты предрекали легкую победу Дьюи, однако Трумэн одержал верх, получив 24 110 тыс. голосов избирателей против 21 970 тыс. у Дьюи (соотношение голосов выборщиков составило 303:189). Термонд набрал лишь 1170 тыс. голосов, а Уоллес – 1160 тыс.

Продолжение Справедливого курса. Президент Трумэн воспринял результаты выборов как доказательство того, что американцы хотят продолжения реформ. В последующие два года он добился принятия ряда существенных мер Справедливого курса, включавших повышение минимальной заработной платы, финансовую поддержку фермеров и новые льготы по социальному страхованию, позволившие охватить страхованием еще 10 млн. человек, а также ослабление сегрегации на гражданской и военной службе.

<Холодная война. Во время Второй мировой войны и сразу после нее СССР существенно расширил зону своего влияния в Восточной Европе и Азии. С того момента, как в октябре 1949 китайское правительство во главе с Чан Кайши укрылось на Тайване, оставив континентальный Китай под контролем коммунистического режима Мао Цзэдуна, американцы серьезно обеспокоились распространением коммунизма. Одной из мер противодействия в рамках доктрины Трумэна о сдерживании коммунизма стало предоставление американской военной и экономической помощи Турции и Греции; в 1948–1951 США выделили ок. 12 млрд. долл. на план Маршалла, программу экономического оздоровления Западной Европы. С целью предотвращения советской экспансии США создали также ряд военных блоков, прежде всего Организацию Североатлантического договора (НАТО).

В отличие от СССР США после войны быстро демобилизовали армию, отчасти в надежде, что атомное оружие обеспечит стране военную безопасность. Однако в 1949 СССР произвел первое испытание атомной бомбы, а ряд разоблачений советских шпионов породил среди американцев убеждение, что атомная монополия, которая, как они надеялись, гарантирует стране военное превосходство, была подорвана в результате государственной измены.

Корейская война. Драматическая война в Корее, куда Трумэн летом 1950 направил войска для защиты Южной Кореи от агрессии Северной Кореи, усилила страх американцев перед коммунизмом. Формально войска США входили в состав международных сил ООН, но основная тяжесть сражений легла именно на американские части под командованием генерала Дугласа Макартура. Они глубоко внедрились на северокорейскую территорию, но у китайской границы по р.Ялуцзян были окружены и уничтожены миллионной китайской армией, которая форсировала реку, оставшись практически незамеченной. Война перешла в позиционную фазу, и линия фронта проходила по границе, разделившей Корею после Второй мировой войны. Когда Макартур направил республиканским конгрессменам послание и публично осудил администрацию Трумэна за отказ от бомбардировок китайской территории и от вторжения в Китай, Трумэн снял его с поста командующего армией.

Маккартизм. Тем временем сенатор Джозеф Маккарти, республиканец из Висконсина, получил широкую известность обвинениями в государственной измене. Когда республиканцы поняли, что многие американцы с сочувствием воспринимают такое объяснение неспособности страны контролировать события в мире, некоторые из них, в том числе сенатор Тафт, убедили Маккарти продолжить кампанию разоблачения.

<Дуайт Эйзенхауэр – 34-й президент США (1953–1961). В условиях тупиковой ситуации в Корее и успеха обвинений Маккарти демократов на президентских выборах 1952 республиканский кандидат генерал Дуайт Эйзенхауэр легко победил демократа Эдлая Стивенсона. В 1956 он был переизбран на второй срок.

Президент сдержал свое предвыборное обещание покончить с войной в Корее, и в июле 1953 было подписано перемирие. Кроме того, были расширены программы социального страхования, жилищного строительства, финансирования народного образования и защиты гражданских прав.

Верховный суд под руководством назначенного Эйзенхауэром председателя Эрла Уоррена включился в борьбу за гражданские права и свободы. В историческом решении 17 мая 1954 этот суд единодушно вынес вердикт по делу «Браун против Управления по образованию», гласивший, что принудительная сегрегация в государственных школах по расовому признаку нарушает 14-ю поправку к Конституции. Через год Верховный суд вынес решение о «незамедлительной» десегрегации. В 1957 Эйзенхауэр был вынужден отправить войска в Литл-Рок (шт. Арканзас) для защиты афроамериканцев от насилия со стороны расистов, пытавшихся воспрепятствовать выполнению решения о десегрегации школ. К концу правления администрации Эйзенхауэра (1960) лишь в штатах дальнего Юга еще сохранялась система сегрегации.

В международных делах администрация продолжала осторожную политику, невзирая на призывы государственного секретаря Джона Фостера Даллеса к освобождению Восточной Европы, активной поддержке Чан Кайши, проведению атомной дипломатии вплоть до балансирования на грани войны и, в случае необходимости, нанесения «массированного ответного удара». Когда в 1954 Франция была изгнана коммунистами из Индокитая, США не пришли французам на помощь, хотя и взяли на себя роль покровителя антикоммунистического режима в Южном Вьетнаме. Когда восстание в Венгрии в 1956 предоставило возможность подорвать советское господство в Восточной Европе, американское правительство оставалось в стороне, а СССР восстановил госпоствующее положение с помощью танков. В то же время, когда Великобритания, Франция и Израиль ответили на захват Насером Суэцкого канала вторжением в Египет и оккупацией Синайского полуострова и зоны Суэцкого канала, американское правительство лишь угрозой экономических санкций смогло заставить своих строптивых союзников уйти с захваченных территорий. США шли на открытую интервенцию только в тех случаях, когда отсутствовала вероятность прямой конфронтации с СССР (например, в Ливане в 1958). В основном же расчет был на региональные оборонительные пакты вроде СЕАТО и СЕНТО.

Благоприятные шансы укрепления взаимопонимания между Востоком и Западом, которые создавали советско-американское сотрудничество на Ближнем Востоке и невмешательство США в Восточной Европе, были упущены из-за фатального нагромождения просчетов, невезения и психологических проблем. Н.С.Хрущев внезапно отменил советско-американские переговоры в Париже в мае 1960 после того, как над советской территорией был сбит американский самолет-разведчик У-2.

Во время избирательной кампании 1960 стало очевидным основное достижение администрации Эйзенхауэра. Демократы и республиканцы могли теперь оспаривать политическую власть в стране без взаимных обвинений в ужасных преступлениях вроде государственной измены или экономического кризиса.

<Послевоенное общество: конформизм и бунтарство. Социальную историю американского общества в период между Второй мировой войной и 1970 можно разделить на два этапа, хотя подобное деление несколько искусственно из-за значительной исторической преемственности между этими этапами и существенных вариаций внутри каждого из них. В течение первого этапа – примерно до 1960 – большинство американцев, похоже, были удовлетворены направлением развития и устройством общества, в котором они жили.

Наиболее явное недовольство выражали те, кого угнетал конформизм идей, вкусов и поведения. Книги профессионалов и дилетантов обществоведов с красноречивыми названиями вродеОбщество изобилия,Одинокая толпаОрганизованный человекВ погоне за социальным статусом,Белый воротничок<сформировали литературу протеста, сравнимую с критицизмом литераторов-интеллектуалов 1920-х годов. В 1950-х годах в крупнейших американских городах возникли колонии «битников», представителей своеобразной богемы, ставших выразителями негативных взглядов на американскую культуру. Но подобные критики были в меньшинстве; немногие соглашались оставить теплые ниши в «обществе изобилия» и окунуться в неприкаянную «разбитую» жизнь. А сетования чернокожих активистов и писателей, что решения Верховного суда, направленные на освобождение их собратьев, не изменили условий их существования, вызывали лишь сочувствие (или желание помочь деньгами).

В начале 1960-х годов общественное недовольство достигло невиданного размаха. За несколько лет почти вся Америка оказалась охваченной возмущением, гневом, насилием. Первые организованные протесты были вызваны очевидной неспособностью американской демократии гарантировать афроамериканцам свободу, равенство и справедливость. Голоса протеста стали поднимать и другие этнические меньшинства: мексиканцы, пуэрториканцы, индейцы, азиаты. Американский средний класс был шокирован утверждениями авторов популярных книг и статей, что капитализм оказался неспособным вывести из нищеты огромную армию «невидимок», составляющую четверть населения страны. Наконец, и молодежь из благополучных белых семей среднего класса начала выражать свою разочарованность устоями американской культуры.

Послевоенное движение протеста чернокожих американцев началось в 1955, когда молодой баптистский священник из Монтгомери (шт. Алабама) Мартин Лютер Кинг возглавил движение против сегрегации в местных автобусах. После того как в 1960 в Гринсборо (шт. Северная Каролина) четверо чернокожих студентов потребовали обслужить их в кафе за стойкой, предназначенной для белых, молодые негры провели серию ненасильственных сидячих забастовок в ресторанах и кафе по всему Югу. В 1961 белые и черные организовали «рейсы свободы» для борьбы с сегрегацией в междугородных автобусах. Они упорно продолжали свою кампанию, несмотря на кулаки, пули и гранаты расистов Алабамы и Миссисипи, пока их выступления не вынудили Комиссию по торговле между штатами принять меры против сегрегации. Студенческие объединения, особенно студенческий координационный комитет ненасильственных действий (СККН), развернули кампанию политической агитации среди афроамериканцев Юга. Регистрация избирателей и призывы к чернокожим избирателям принять участие в выборах и поддержка негритянских политических кандидатов стали основной целью не только СККН, но и возглавлявшейся Мартином Лютером Кингом Конференции христианских лидеров Юга и других групп борцов за гражданские права.

Когда волна протеста достигла нищенских городских гетто на Севере, надежды, порожденные принятием законов о гражданских правах и первыми успехами кампаний ненасильственного протеста, начали переходить в отчаяние, а потом и в гнев, поскольку большинство чернокожих так и остались бесправными бедняками, а самые влиятельные их лидеры были убиты: Малколм Икс в 1965 и Мартин Лютер Кинг в 1968. К середине 1960-х годов наиболее воинственные группы вроде СККН подумывали об отказе от курса на насилие. Отчаяние и возмущение все чаще взрывались уличными беспорядками, которые начались в Гарлеме летом 1964, ужесточились в районе Уотс в Лос-Анджелесе в 1965, а в следующем году прокатились по Ньюарку, Детройту, Кливленду, Вашингтону и другим крупным городам. К концу 1960-х годов идеологи афроамериканского национализма обрели многочисленных сторонников среди обитателей гетто и студентов.

Движение за гражданские права сыграло огромную роль в пробуждении общественного самосознания американской молодежи. Идеализм белых студентов – борцов за гражданские права вдохновил и другие движения протеста: кампанию против войны во Вьетнаме, борьбу за освобождение университетов от военных занятий и военных исследований, экологическое движение. Белые студенты тоже прибегли к насилию, когда мирные требования не возымели действия. После выступлений в университете Беркли зимой 1964–1965 студенты почти всех крупнейших высших учебных заведений страны приняли участие в акциях гражданского неповиновения, которые в ряде случаев переросли в схватки с полицией и национальной гвардией. Молодые бунтари, белые и черные, противопоставили изъянам общества свои «контркультуры», или новые стили жизни, которые проявлялись в музыке, одежде, речи, сексуальном поведении, употреблении таких галлюциногенных наркотиков, как ЛСД и марихуана. Многие молодые женщины, неудовлетворенные вторыми ролями, отведенными им мужчинами, лидерами реформистских движений, как и обществом в целом, примкнули к движению за эмансипацию женщин.

Джон Кеннеди – 35-й президент США (1961–1963). Кеннеди стал самым молодым (43 года) президентом за всю историю страны. Многим импонировали его решительность, уровень интеллекта и остроумие. В первые месяцы пребывания в Белом доме Кеннеди призывал «вновь сдвинуть страну с места». Однако его инициативы в области медицинского обслуживания престарелых (программа «Медикэр»), федеральной помощи народному образованию, создания министерства городского развития и налоговой реформы были блокированы консервативным двухпартийным большинством в Конгрессе. Сторонникам Кеннеди удалось провести законы об отмене подушного избирательного налога при проведении выборов федерального уровня, о крупномасштабной реконструкции городов, о повышении минимальной заработной платы, о помощи рабочим в связи с автоматизацией производства и о контроле за оборотом наркотиков. Кроме того, Кеннеди, под угрозой применить властные полномочия, заставил сталелитейные компании отказаться в 1962 от повышения цен на свою продукцию. При поддержке брата, генерального прокурора Роберта Кеннеди, президенту удалось добиться отмены расовой сегрегации в университетах Алабамы и Миссисипи.

Внешняя политика Кеннеди, как и Эйзенхауэра, основывалась на представлении о коммунистической угрозе. Одним из первых результатов такого подхода стала неудавшаяся высадка на Кубу плохо подготовленного 1,5-тысячного контингента кубинских эмигрантов, субсидированная США. Администрация Кеннеди реализовала и другие программы «холодной войны». Конгресс одобрил повышение расходов на создание ракет большой дальности, ядерных подводных лодок, а также масштабную программу исследований Луны и космического пространства. С целью защиты Латинской Америки от экспансии коммунизма Кеннеди предложил создать программу «Союз ради прогресса».

Пожалуй, самый опасный кризис периода «холодной войны» разразился после того, как американская разведка получила фотоматериалы о размещении Советским Союзом на Кубе ядерных ракет, способных достичь территории США. 22 октября 1962 Кеннеди отдал приказ ВМС США воспрепятствовать доставке советских ракет на Кубу и предупредил, что если с Кубы будет нанесен ракетный удар по какой-либо стране, США нанесут ответный удар по СССР. Не желая подвергать мир опасности ядерной войны, Хрущев приказал вывезти ракеты с Кубы. После этого напряженность в советско-американских отношениях спала, и в 1963 был подписан договор о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах.

Тем временем американский народ был ввергнут в одну из самых продолжительных, кровавых и безуспешных войн в его истории. США оказывали экономическую и военную помощь южновьетнамскому правительству со времени раскола Вьетнама в 1954, когда французы были вынуждены уйти из своей бывшей колонии. К 1961 в Южном Вьетнаме и Лаосе полным ходом шла гражданская война. Кеннеди существенно увеличил число американских «советников», отвечавших за военную подготовку южновьетнамской армии и руководивших специальными миссиями во Вьетнаме и Лаосе. К осени 1963 в Южном Вьетнаме находились ок. 16 тыс. таких советников. По мере ухудшения военно-политической ситуации Кеннеди был вынужден выбирать между альтернативами: либо многократно увеличить американскую военную помощь, либо вывести войска из региона. К началу ноября, по свидетельству ряда источников, он принял, хотя и не объявил об этом публично, решение об уходе из Вьетнама.

В конце 1963 Кеннеди отправился в поездку по стране. 22 ноября во время проезда президентского кортежа по Далласу (шт. Техас) он был застрелен снайпером. В убийстве подозревался 24-летний Ли Харви Освальд, бывший морской пехотинец, имевший контакты как с правыми, так и с левыми группировками, организованной преступностью и федеральными службами контрразведки. Освальд не признал себя виновным и 24 ноября, находясь в руках полиции, был убит далласским владельцем ночного клуба, тесно связанным как с преступным миром, так и с полицией. Пост главы государства занял вице-президент Линдон Джонсон из Техаса.

Линдон Джонсон – 36-й президент США (1963–1969). Джонсон отказался от идеи уйти из Вьетнама, однако ему удалось провести через Конгресс большинство инициатив администрации Кеннеди. В период между убийством Кеннеди и новыми президентскими выборами 1964 были приняты законы о гражданских правах, снижении налогов и помощи народному образованию; выделены средства на продовольственные талоны для нуждающихся семей и общую широкомасштабную программу борьбы с бедностью. На очередных выборах Джонсон получил 61% голосов избирателей, а консерватор-республиканец Барри Голдуотер – 38%.

При возросшем демократическом большинстве в Конгрессе программа «Медикэр», наконец получила одобрение, была расширена и государственная помощь системе народного образования и городским хозяйствам. Более миллиарда долларов было выделено на развитие бедствующего Аппалачского региона. Семьи с низкими доходами получили жилищные субсидии. В 1965 было создано министерство жилищного строительства и городского развития, которое возглавил первый афроамериканский член кабинета Роберт Уивер. Было также принято законодательство о контроле за загрязнением водной и воздушной среды, о стандартах безопасности автомобилей и улучшении качества автомагистралей. Новый закон об иммиграции (1965) практически покончил с национальными квотами. Закон 1965 об избирательных правах предусматривал регистрацию федеральными комиссиями граждан, имеющих право голоса в тех округах, где прежде ущемлялись избирательные права афроамериканцев. В начале второго срока Джонсону, похоже, удалось создать прогрессивную коалицию, однако его политика во Вьетнаме пагубно сказалась на реализации внутриполитических программ, подстегнула инфляцию и ослабила общественный консенсус.

Джонсон и его советники склонялись к тому, что свержение южновьетнамского режима расчистит в Азии дорогу коммунистической экспансии. Убежденный, что войну можно легко выиграть с помощью крупномасштабной интервенции, Джонсон воспользовался сообщениями о нападении на американские военные корабли в заливе Бакбо (Тонкинском) для начала массированных бомбардировок Северного Вьетнама. В течение последующих нескольких лет в боях приняли участие более полумиллиона американских военнослужащих. В ответ на американскую интервенцию в Южный Вьетнам вторглись войска Северного Вьетнама, вооруженные Китаем и Советским Союзом. В результате сложилась тяжелая тупиковая ситуация.

К 1968 война стала настолько непопулярной, что сенатор Юджин Маккарти, поддерживаемый главным образом студенческими организациями, стал добиваться своего выдвижения от Демократической партии на антивоенной платформе и на первичных выборах в Нью-Гэмпшире набрал примерно равное с Джонсоном количество голосов. Когда в предвыборную гонку включился сенатор Роберт Кеннеди, президент отказался от переизбрания и объявил о временной приостановке бомбардировок Северного Вьетнама. Кеннеди проявил себя еще более сильным кандидатом, чем Маккарти. Однако после победы на первичных выборах в Калифорнии он был убит. На партийном конвенте в Чикаго, проходившем под аккомпанемент бурных выступлений протеста и уличных беспорядков, кандидатом от Демократической партии был официально выдвинут вице-президент Хьюберт Хамфри, сторонник военной политики Джонсона. На выборах республиканский кандидат Ричард Никсон набрал 43,4% голосов избирателей, а Хамфри – 42,7%. Джордж Уоллес из Алабамы, выступавший с позиций «закона и порядка» как кандидат Американской независимой партии, набрал 13,5% голосов.

Можно сказать, что администрация Джонсона символизировала окончание послевоенной эры, которая характеризовалась процветанием, низкой инфляцией, ростом производительности труда и национального дохода, движением к социальному и расовому равенству, высоким уровнем рождаемости, и, помимо прочего, гегемонией США в мировой экономике. К концу 1960-х годов, в немалой степени благодаря американской помощи и инвестициям, Япония и страны Западной Европы не только преодолели послевоенную разруху, но и создали современную мощную промышленность, позволившую им успешно конкурировать с США. Тем временем США, особенно в условиях военного вмешательства в Юго-Восточной Азии, отвлекали огромные средства на военные расходы, а администрация Джонсона, имея в виду общественное неприятие вьетнамской войны, не стала повышать подоходный налог для покрытия бюджетного дефицита.

Эти факторы вызвали острые экономические проблемы. Рост инфляции, едва ощутимой в начале 1960-х годов, к 1969 достиг более 5% в год. Превышение экспорта над импортом – главный фактор послевоенного процветания – к 1971 свелось к нулю. Значительных масштабов достиг вывоз капитала из страны, как частного – для инвестирования в быстро развивающуюся промышленность за рубежом, так и государственного – для осуществления военных программ США. Иностранцы конвертировали эти доллары в золото, что подрывало резервы обеспечения доллара на международных рынках, одновременно увеличивая массу наличных долларов и тем самым способствуя росту инфляции внутри страны.

Когда Джонсон ушел в отставку, США вступили в новую эру, которая во многом стала противоположностью послевоенного бума. Темпы экономического роста замедлились, он стал нестабильным, прерываясь все более резкими спадами. Инфляция в течение следующего десятилетия росла быстрее, чем в предшествующий мирный период. Рождаемость упала до самой низкой отметки в истории США. Американская промышленность начала утрачивать конкурентоспособность на мировой арене, что привело к хроническому торговому дефициту, который к середине 1980-х годов достиг 100 млрд. долл. в год. Быстрый рост производительности труда сменился застоем и периодическими спадами.

Ричард Никсон – 37-й президент США (1969–1974). В первые годы пребывания в Белом доме Никсон пытался создать широкую консервативную коалицию из сторонников Уоллеса, демократов-южан и правоверных республиканцев. При нем приостановился процесс десегрегации школ, президент наложил вето и на законы в области социальных программ и охраны окружающей среды. Из его основных инициатив был принят лишь закон о разделении доходов (1972), направленный на поддержку местных властей путем возврата им части федеральных доходов.

Крупнейшим общенациональным достижением в годы правления Никсона стал один из результатов проекта, к которому сам президент не имел непосредственного отношения, – программы исследования космического пространства, начатой при президенте Кеннеди. В июле 1969 американские астронавты стали первыми землянами, ступившими на поверхность Луны. Однако Никсон отказался развить этот успех и осуществить намеченные еще при Кеннеди и Джонсоне планы многоразового использования космических кораблей, обитаемых орбитальных станций, лунных баз и отправки человека на Марс. Вместо этого бюджет космических исследований был серьезно сокращен. Львиная его доля пошла на создание многоразовых кораблей-челноков.

Основной проблемой стала инфляция, сопровождавшаяся экономическим спадом. Применение монетаристских методов привело к взлету процентных ставок и оказало депрессирующее воздействие на фондовый рынок. Быстрый рост цен продолжался, и в 1971 дефицит платежного баланса достиг угрожающих размеров. В августе Никсон установил контроль цен и заработной платы, провел реформу налоговой системы с целью стимулирования деловой активности и девальвировал доллар. Система контроля поначалу снизила темпы роста цен и заработной платы, но затем была ослаблена в связи с возобновлением экономического роста осенью 1971.

В области внешней политики Никсон обещал достичь «достойного завершения» вьетнамской войны и в июне 1969 начал постепенный вывод войск. Однако весной 1970 американцы захватили Камбоджу, а в 1971 поддержали вторжение южновьетнамских войск в Лаос. Вдобавок усилились бомбардировки Вьетнама. Вторжение в Камбоджу вызвало волну демонстраций протеста, прокатившуюся по 400 колледжам и университетам США.

Никсон предпринял шаги к разрядке напряженности в отношениях с Китаем и СССР. В 1971 по его инициативе США перестали препятствовать приему Китая в ООН, а в феврале 1972 Никсон посетил с официальным визитом Пекин, открыв двери для расширения торговли и других контактов. Никсон добился от СССР ряда уступок в обмен на торговые соглашения и предоставление кредитов, в которых эта страна остро нуждалась, чтобы расплатиться за поставки американского зерна, технологий и оборудования для освоения недр Сибири. В мае 1972 Никсон отправился в Москву для подписания соглашения об ограничении стратегических вооружений (ОСВ), явившегося кульминацией переговоров, начатых еще в 1969. Была достигнута и договоренность об ограничении систем противоракетной обороны.

В 1972 либеральное крыло Демократической партии добилось выдвижения кандидатом в президенты сенатора Южной Дакоты Джорджа Макговерна, выступавшего за немедленный и полный вывод американских войск из Индокитая, за постепенное сокращение военных расходов на 30 млрд. долл. и широкомасштабные реформы внутри страны. Несмотря на арест ряда сотрудников Никсона в июне 1972 по обвинению во взломе штаб-квартиры Демократической партии в комплексе Уотергейт в Вашингтоне, Никсон легко победил на выборах, получив 61% голосов избирателей. Однако демократы сохранили большинство в Конгрессе.

В декабре 1972 мирные переговоры по Вьетнаму были прерваны и возобновились только после того, как Никсон отдал приказ о массированных бомбардировках северовьетнамских городов. 27 января 1973 в Париже было подписано соглашение, положившее конец американскому военному вмешательству во Вьетнаме. Это соглашение и последовавшая за ним отмена воинского призыва вознесли Никсона на вершину популярности. Однако менее чем через 20 месяцев внутриполитические проблемы и скандалы вынудили его уйти в отставку.

В 1973 Верховный суд в решении, составленном судьей Гарри Блэкманом, признал, что конституционное право на неприкосновенность частной жизни гарантирует женщине свободу выбора в вопросе о прерывании беременности. Тем самым были объявлены неконституционными существовавшие во многих штатах запреты или ограничения на аборты. Это решение вызвало ярость в кругах консервативных католиков, фундаменталистов-протестантов, мормонов и ортодоксальных иудаистов, которые по религиозным соображениям утверждали, что в результате оплодотворения зарождается человеческая личность, а потому аборт равнозначен убийству.

Самой серьезной экономической проблемой продолжала оставаться инфляция. В начале 1973 уровень инфляции резко вырос, главным образом вследствие крупных поставок зерна СССР в 1972 и второй девальвации доллара в феврале 1973. Инфляция усугубилась в 1973–1974 в связи с четырехкратным повышением цен на импортную нефть, от которой США стали зависеть все в большей степени. Оптовые цены, в течение 1973 выросшие на 14%, в 1974 увеличились еще на 19%, а стоимость жизни возросла на 11%. Никсон пытался подавить инфляцию за счет средств, выделенных на социальные программы (народное образование, модернизацию городской инфраструктуры, борьбу с бедностью). Он также наложил вето на новое социальное законодательство.

Именно уотергейтский скандал подорвал поддержку Никсона в Конгрессе. В январе 1973 в Вашингтоне под председательством Джона Сирики начался суд над уотергейтскими взломщиками, в ходе которого были выявлены истинная подоплека их действий и тайная связь с высокопоставленными советниками Никсона. В мае сенатская комиссия по расследованиям во главе с Сэмом Эрвином начала транслируемые по телевидению слушания, в ходе которых помощники Никсона признались, что в течение четырех лет вели кампанию шпионажа и саботажа против демократов и либеральных критиков администрации, частично финансировавшуюся из нелегальных источников. Вскоре Никсон был вынужден назначить специального прокурора Арчибалда Кокса для расследования дела. Почти всем советникам Никсона пришлось уйти в отставку, под подозрением оказался и сам президент. Когда же Кокс затребовал магнитофонные записи разговоров Никсона, относящихся к скандалу, президент уволил его. Юридический комитет палаты представителей под председательством Питера Родино начал слушания по импичменту президента.

Тем временем у Никсона возникли неприятности в связи с расследованием его финансовых дел, в частности уклонения от уплаты налогов, а также в связи с уходом в отставку вице-президента Спиро Агню, обвиненного во взяточничестве. На пост вице-президента Никсон назначил лидера республиканцев в палате представителей Джералда Форда из Мичигана.

В течение года Никсон противодействовал попыткам комиссий Конгресса и специального прокурора получить от него пленки с записями разговоров, ссылаясь на привилегии исполнительной власти и иммунитет от вызова в суд для дачи показаний. Он передал несколько пленок с подозрительными пробелами, а также ряд отредактированных стенограмм, которые грубостью языка и циничным отношением к закону лишь усилили общественное возмущение. Комитет палаты представителей проголосовал за импичмент. 5 августа Никсон передал еще несколько пленок с записями своих разговоров в июне 1972, уличавших его в нарушении закона. От Никсона отвернулись даже его защитники в Конгрессе. Перед лицом неминуемого импичмента и обвинительного вердикта 9 августа Никсон сложил с себя полномочия президента.

Уотергейтский скандал вкупе с непопулярной вьетнамской войной породил в обществе глубокое недоверие к тайным акциям правительства и «привилегиям исполнительной власти». Весной 1973 Конгресс стал играть более активную роль во внешней политике, запретив, в частности, использование американских вооруженных сил в Индокитае после 15 августа 1973. Конгресс усилил контроль над деятельностью ЦРУ и ФБР. Другим результатом Уотергейта стал закон 1974, ограничивший расходы на предвыборную кампанию в Конгресс и размер индивидуальных пожертвований в фонд кандидатов и установивший порядок федерального финансирования президентских кампаний.

Джеральд Форд – 38-й президент США (1974–1977). Форд, ставший президентом по воле случая, издал 8 сентября указ о безусловном прощении Никсона в связи с преступлениями, которые бывший президент «совершил или в совершении которых мог участвовать». Форд пришел в Белый дом в условиях продолжавшейся инфляции и экономического спада. К началу 1975 уровень безработицы превысил 9% – худший показатель с 1941. Основным предметом озабоченности Форда была инфляция. Он пытался сбить ее путем резкого сокращения государственных расходов на социальные программы.

Разрядка в отношениях с СССР продолжалась, ее результатом стал Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, после двухлетних переговоров подписанный в Хельсинки 1 августа 1975 главами 35 государств. Акт подтверждал сложившиеся после Второй мировой войны границы в Европе. Он также обязывал страны-участницы уважать права человека и соблюдать основные гражданские свободы. На других направлениях американская внешняя политика потерпела ряд поражений. В апреле 1975 коммунисты захватили власть и в Камбодже, и в Южном Вьетнаме. На юге Африки американская политика в 1975–1976 претерпела резкие изменения. В 1974 рухнул португальский колониальный режим в Анголе и Мозамбике, а в 1975 в Анголе вспыхнула гражданская война между соперничавшими националистическими группировками. США тайно помогали одной из воюющих сторон, которая также получала помощь из ЮАР. Однако в страну были введены кубинские войска, которые нанесли поражение южно-африканской армии. В начале 1976 Конгресс наложил запрет на американскую помощь, и в Анголе победили просоветские силы. Тогда США приняли новую дипломатическую программу, призванную предотвратить дальнейшие победы коммунистов. В рамках этой программы США поддержали быстрый переход власти в Зимбабве в руки черного большинства и заставили ЮАР уйти из Намибии.

В 1976 кандидатом в президенты от Демократической партии стал бывший губернатор Джорджии Джимми Картер. Он пообещал возродить доверие к правительству и сократить безработицу. Форд, несмотря на сильные позиции другого претендента – Роналда Рейгана, был объявлен кандидатом республиканцев. Форд вел предвыборную кампанию, ставя себе в заслугу свертывание социальных программ, что якобы позволило обуздать инфляцию. На выборах победил Картер, получивший 51% голосов избирателей против 48% у Форда.

Джимми Картер – 39-й президент США (1977–1981). Еще до вступления в должность Картер предложил широкомасштабную экономическую программу повышения занятости, отвергнув «политику регулирования доходов» как средство сдерживания инфляционных процессов. В апреле 1977 он назвал зависимость страны от импортной нефти (30% внутреннего потребления) «моральным эквивалентом войны». Для координации усилий в этом направлении Картер создал министерство энергетики. Президентская программа снижения зависимости страны от нефтяного импорта включала создание стратегического нефтяного запаса в 1 млрд. баррелей; постепенное повышение экономичности автомобилей; налоговую стимуляцию энергосбережения домовладельцами и предпринимателями; резервный федеральный налог на бензин до 50 центов за галлон; федеральные субсидии на использование альтернативных источников энергии, в частности синтезируемого из угля или сланца топлива, постепенное освобождение от государственного регулирования цен на нефть и природный газ, а также рост производства электроэнергии на атомных станциях.

Эта программа была реализована лишь частично. Меры по стимуляции энергосбережения дали некоторый положительный результат. Однако о налоге на бензин очень скоро забыли; формирование нефтяного резерва затянулось, и он оказался неэффективным; субсидии на альтернативные источники энергии были поглощены безнадежными и расточительными проектами, осуществлявшимися крупными корпорациями, и только малая доля средств пошла на развитие технологии использования солнечной энергии – самого перспективного возобновляемого источника; запланированный рост выработки атомной электроэнергии был заблокирован после аварии на АЭС Три-Майл-Айленд в марте 1979; было отложено и освобождение от контроля цен на нефть и газ, что имело катастрофические последствия; в конце концов эта мера была претворена в жизнь после резкого повышения мировых цен на нефть в 1979–1980.

При Картере были завершены переговоры об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2), но после вторжения СССР в Афганистан в конце 1979 президент отказался направить этот договор на ратификацию в сенат. Основной темой внешней политики Картера в течение всего срока его пребывания в Белом доме были права человека. В качестве посредника президент способствовал встрече египетского президента Анвара Садата и израильского премьер-министра Менахема Бегина и заключению в 1979 мирного договора между их странами. Он добился также ратификации договора, по которому зона Панамского канала, а затем и весь Панамский канал возвращались Панаме.

В период правления Картера международному престижу США был нанесен крайне болезненный удар. Шах Ирана, вернувшийся на трон в 1953 при поддержке ЦРУ и с тех пор остававшийся верным союзником США, был свергнут в ходе исламской революции 1978–1979, лидером которой был аятолла (впоследствии имам) Рухолла Хомейни. 4 ноября 1979 иранские студенты захватили комплекс американского посольства в Тегеране и взяли в заложники его сотрудников. Иранцы требовали выдачи шаха Мухаммеда Реза Пехлеви, который в тот момент находился в США на лечении. В качестве ответной меры Картер приостановил импорт нефти из Ирана и заморозил иранские авуары в американских банках. Экономические санкции не подействовали, и президент отдал приказ о военной операции по освобождению заложников, которая также провалилась. Хомейни удерживал заложников и после того, как президент потерпел поражение на выборах 1980.

В 1976 Картер строил свою предвыборную кампанию на обещании сбалансировать бюджет, однако дефицит возрастал с каждым годом. К осени 1979 инфляция, подстегнутая ростом цен на энергоносители, достигла рекордного уровня за 30 лет. Картер пытался снизить инфляцию за счет сокращения кредитов и расходов на социальные программы. Впервые за четверть века доля федеральных ассигнований на социальные нужды по отношению к национальному доходу сократилась.

После ожесточенного соперничества с сенатором из Массачусетса Эдвардом Кеннеди Картер был вновь выдвинут кандидатом демократов на пост президента. Многие либеральные и умеренные демократы в день выборов не пошли на избирательные участки или голосовали за Джона Андерсона – либерала-республиканца, баллотировавшегося в качестве независимого кандидата. Раскол демократической коалиции был настолько глубок, что даже многие профсоюзные лидеры поддержали республиканского кандидата Роналда Рейгана. Рейган победил, получив 51% голосов против 41% у Картера. Впервые за 28 лет демократы утратили контроль над сенатом.

После выборов Иран продолжал затягивать переговоры о заложниках, которые были освобождены лишь 20 января 1981 в канун инаугурации Рейгана. Новый президент разморозил иранские вклады и пообещал не вмешиваться во внутренние дела Ирана.

Роналд Рейган – 40-й президент США (1981–1989). Рейган и его вице-президент Джордж Буш (бывший директор ЦРУ) избрали в качестве основных мишеней профсоюзы, государственное регулирование экономики, прогрессивное налогообложение, программы предотвращения дискриминации женщин и национальных меньшинств, государственное финансирование социального обеспечения, право женщин на аборты, употребление наркотиков, сексуально-ориентированное искусство, литературу и радио- и телевещание, судебные разбирательства по поводу отмены преподавания учения о божественном сотворении мира в государственных школах. Во внешней политике главными объектами борьбы стали антикапиталистические режимы и революционные движения в странах третьего мира, а также СССР, который Рейган окрестил «империей зла», стремящейся к мировому господству.

В самом начале своего президентства Рейган нанес сокрушительный удар по профсоюзному движению. Отказавшись от предвыборного обещания повысить заработную плату и улучшить условия труда авиадиспетчеров, он спровоцировал их забастовку в августе 1981, разогнал профсоюз авиадиспетчеров, отправив за решетку его лидеров, и уволил всех бастующих. Профсоюзы были ослаблены и новыми назначениями в Национальном управлении по трудовым отношениям, использованием судебных дел о банкротстве для признания недействительными трудовых договоров, массовым наймом штрейкбрехеров для аннулирования полномочий профсоюзов и систематическим размещением производственных заказов по не входящим в профсоюзы предприятиям, нередко расположенным в странах третьего мира. В течение 1980-х годов переговоры о заключении коллективных договоров часто приводили к снижению заработной платы и ухудшению условий труда.

Экономическая стратегия Рейгана – Буша, прозванная их сторонниками «экономикой предложения», базировалась на представлении, что инвестиции, а следовательно, производительность труда, объемы производства и занятость будут быстро расти, если повысится прибыль крупных собственников, направляемая на реинвестирование, а также доходность новых капиталовложений. В новом налоговом законодательстве ставки федерального подоходного налога на корпорации и частных лиц (т.е. все прогрессивные ставки) были резко сокращены, а регрессивные налоги на фонд заработной платы повышены; кроме того, частично подверглись налогообложению и фонды социального страхования. В расходной части бюджета гораздо большие средства направлялись на выплату процентов и военные закупки, а федеральные расходы на программы социального обеспечения и программы разделения доходов были резко сокращены, так что штаты и местные власти были вынуждены повысить регрессивные налоги на продажи и имущество. В результате в 1988 поступления в федеральный бюджет от налогов на фонд заработной платы оказались на 71 млрд. долл. больше, чем если бы они взимались по ставкам 1980; доходы от налогов на продажи и имущество повысились на 18 млрд. долл., а от подоходного налога на корпорации и частных лиц стали на 61 млрд. долл. меньше, чем по ставкам 1980. В расходной части бюджета выплаты по процентам государственного долга оказались на 57 млрд. долл. больше, а военные расходы – на 49 млрд. долл. больше, чем если бы их доля в чистом национальном доходе осталась на уровне 1980, тогда как прочие государственные расходы оказались соответственно на 107 млрд. долл. меньше.

Дерегуляция экономики, возложенная на вице-президента Буша, осуществлялась быстрыми темпами. Контроль за сохранением окружающей среды и безопасностью труда был сведен к минимуму. Антитрестовское законодательство было интерпретировано так, чтобы дать зеленый свет многократным слияниям и поглощениям корпораций, так что существенно возросла концентрация экономической власти (особенно в сфере средств массовой информации и на авиатранспорте) и обогатилось новое поколение финансистов («яппи»). Дерегуляция достигла предела в системе ссудо-сберегательных банков. Некогда самые консервативные, эти банки могли теперь устанавливать неограниченные проценты по неограниченным депозитам с федеральной гарантией и использовать депозиты откровенно спекулятивным образом.

В начале реализации программы Рейгана экономический спад усугубился, и к середине 1982 число банкротств достигло самого высокого за полвека уровня. К осени безработица приблизилась к 11%, перекрыв пиковый показатель 1941. Однако решительные монетаристские меры совета управляющих Федеральной резервной системы помогли справиться со спадом.

Рейган утверждал, что новое процветание позволит сократить подоходный налог и увеличить военные ассигнования без роста бюджетного дефицита, но к 1983 дефицит достиг 208 млрд. долл., оказавшись почти втрое выше, чем в последний год администрации Картера. Массированные государственные займы удерживали процентные ставки на высоком уровне. Одним из следствий такой политики стала высокая котировка доллара на мировом рынке, что способствовало удорожанию американского экспорта при одновременном снижении инфляции и повышении жизненного уровня американцев за счет поступления на внутренний рынок дешевых импортных товаров. Высокие процентные ставки также затрудняли иностранным заемщикам, особенно в латиноамериканских странах, возврат взятых в американских банках кредитов.

На международной арене Рейган отказался от политики разрядки напряженности в отношениях с СССР. Он одобрил колоссальные ассигнования на программу «звездных войн», т.е. систему противоракетной обороны космического базирования, возможность создания которой вызывала серьезные сомнения в научном сообществе, но которая в случае реализации сулила громадные стратегические преимущества. Встреча с М.С.Горбачевым в начале второго срока президентства Рейгана (ноябрь 1985) не привела к соглашению о контроле над вооружениями.

Рейган отказался от планировавшегося Картером прекращения контроля ЮАР над Намибией и в рамках политики т.н. «конструктивного вмешательства» снял широкие экономические санкции, которые должны были помешать ЮАР исключить черное большинство из политической жизни. Президент предоставил деньги, оружие и учебные лагеря для «контрас» – контрреволюционеров, пытавшихся свергнуть левый сандинистский режим в Никарагуа, а также для правых режимов в Гондурасе и Сальвадоре.

Внешняя политика не имела большого значения для результатов выборов 1984, поскольку обе партии выступали за увеличение военных ассигнований и ни один кандидат не предложил новых мирных инициатив в отношениях с СССР. Республиканцы вновь выдвинули Рейгана и Буша, демократы – Уолтера Мондейла, бывшего при Картере вице-президентом, кандидатом в президенты, а члена палаты представителей Джералдин Ферраро из Нью-Йорка – кандидатом на пост вице-президента. Многим избирателям импонировали апелляции Рейгана к патриотизму и традиционной морали, в то же время мало кому понравился призыв Мондейла повысить налоги для сбалансирования федерального бюджета. Рейган выиграл с подавляющим перевесом.

Осенью 1986 в американской внешней политике наметился поворот, скорее навязанный Рейгану, чем осуществленный по его воле. В сентябре Конгресс, преодолев президентское вето, ввел санкции против ЮАР. В начале ноября обнаружилось, что американское правительство в сотрудничестве с Израилем тайно продавало современное вооружение иранскому правительству для войны против Ирака и что высокопоставленные сотрудники Рейгана использовали часть полученных от продажи средств на незаконные поставки оружия никарагуанским «контрас». В результате скандала «Иран – контрас» политика США в Персидском заливе переориентировалась в сторону Ирака, особенно после направления американского флота в Персидский залив для пресечения атак Ирана на торговые суда арабских союзников Ирака. Более того, скандал подорвал американскую помощь «контрас», которые в 1988 были вынуждены уйти на свои базы в Гондурасе.

Наиболее важный сдвиг, однако, произошел в отношениях с СССР. Благодаря политике либерализации Горбачев быстро завоевал авторитет в европейском и американском общественном мнении, и участники советско-американских переговоров по разоружению приблизились к выработке важных соглашений. Консерваторы как в американском, так и в советском руководстве старались помешать возврату к политике разрядки, но Рейган и Горбачев успешно подавили все попытки обострить отношения в духе холодной войны. В октябре 1986 оба лидера встретились в Рейкьявике, столице Исландии, и этот саммит стал важной вехой в улучшении советско-американских отношений. За ним последовали визиты Горбачева в США в 1987 и Рейгана в СССР в 1988. Сверхдержавы подписали и ратифицировали договор о ликвидации ракет средней дальности, размещенных в Европе.

К концу второго срока президентства Рейгана его администрация могла поставить себе в заслугу несомненные экономические достижения: устойчивый подъем, который происходил медленно и не перешел в бум, длился целых шесть лет; существенное сокращение инфляции по сравнению с очень высокими показателями 1970-х годов; значительное увеличение занятости; сокращение безработицы до уровня начала спада 1981–1982. Кроме того, самые богатые американцы и в относительных, и в абсолютных цифрах стали гораздо богаче из-за снижения верхних ставок подоходного налога и роста доходов во время длительного фондового бума.

Тем не менее в конце 1980-х годов страна столкнулась с целым рядом серьезных экономических проблем: огромным платежным дефицитом в международной торговле, превратившим США из крупнейшего мирового кредитора в крупнейшего должника; завершением стадии подъема в экономическом цикле, начавшейся в конце 1982, а также опасным ослаблением банковской и кредитной системы. Такая комбинация факторов вызвала перенапряжение всей финансовой системы США. Из-за стремительного падения цен на нефть и другие виды сырья развивающиеся страны начали испытывать беспрецедентные трудности, расплачиваясь с банками США по своим колоссальным долгам. В период шестилетнего экономического подъема задолженность потребителей значительно опережала рост их доходов, и эти долги грозили стать непосильной ношей в случае нового спада и роста безработицы. Многие компании-должники за годы спекулятивного бума на Уолл-стрит финансировали слияние и поглощение корпораций, выпустив колоссальное количество т.н. «бросовых облигаций» – долговых обязательств, обещавших высокие проценты, но дававших мало надежд на их выплату в условиях, не слишком благоприятных для деловой активности. Кроме того, гигантский неснижаемый дефицит федерального бюджета резко ограничил возможности правительства адекватно реагировать на новый спад. В октябре 1987 экономику потряс крупнейший кризис фондового рынка. Однако монетарные институты США, поддержанные иностранными центральными банками, ответили предоставлением достаточно весомых кредитов для поддержания экономического роста в стране до президентских выборов 1988.

На этих выборах республиканцы выдвинули кандидатом в президенты вице-президента Джорджа Буша, а кандидатом в вице-президенты – молодого ультраправого сенатора из Индианы Дэнфорта Куэйла. Буш поставил в заслугу своей партии мир и процветание и пообещал продолжить общую линию Рейгана. Демократы выдвинули своим кандидатом губернатора Массачусетса Майкла Дукакиса, считавшего себя более компетентным политиком, чем Буш, а в паре с ним выступил Ллойд Бентсен, консервативный сенатор из Техаса. В отсутствие сколько-нибудь серьезных политических дебатов между кандидатами американский электорат (к урнам пришла лишь половина избирателей) высказался за политическую преемственность. Республиканцы сохранили за собой Белый дом, а демократы слегка увеличили большинство в обеих палатах Конгресса.

Джордж Буш – 41-й президент США (1989–1992). К концу 1988 система ссудо-сберегательных ассоциаций рушилась буквально на глазах. Для предотвращения общего финансового коллапса было создано новое правительственное ведомство – трастовая корпорация для урегулирования, занявшаяся поглощением неплатежеспособных ссудо-сберегательных ассоциаций и выплатой компенсаций их вкладчикам. В середине 1990-х годов было подсчитано, что в 1980-х годах из системы ссудо-сберегательных ассоциаций было «выкачано» 150 млрд. долл. и что общие затраты на восстановление этой системы, включая проценты, составят примерно 500 млрд. долл.

К концу 1989 суровые экономические санкции, действовавшие почти два года, не сумели привести к свержению панамского диктатора Мануэля Норьеги. 20 декабря 1989 Буш отдал приказ о военной интервенции и оккупации Панамы, что нарушало условия договора Картера – Торрихоса (1977), запрещавшего вмешательство США во внутренние дела этого государства. Вторжение было осуждено Организацией американских государств и (за исключением вето США) Советом безопасности ООН.

2 августа 1990 Ирак вторгся в Кувейт и оккупировал его территорию. Совет безопасности ООН осудил вторжение и установил эмбарго на торговлю с Ираком. Буш обеспечил военно-морскую поддержку эмбарго и выслал крупный экспедиционный корпус в Саудовскую Аравию для противостояния агрессору. Эта мера, как и последовавшая в начале 1991 победоносная война, получила широкое одобрение в американской прессе и в Конгрессе.

Экономика развивалась медленно, а весной 1990 начался экономический спад. Наиболее серьезной проблемой стало отставание американской экономики от быстро развивавшихся европейских и азиатских конкурентов. Это было вызвано серьезными просчетами в развитии народного образования, здравоохранения и инфраструктуры – дорог, мостов, аэропортов, системы водоснабжения и канализации, которые за два десятилетия пришли в упадок, в то время как огромные средства из налоговых поступлений тратились на военные цели, на полицию и тюрьмы, а также на выплаты по государственному долгу.

Застой в экономике стал основной темой предвыборной президентской кампании 1992. Буш предупреждал, что нельзя уповать на демократическую политику «налогов и расходов», а кандидат от Демократической партии губернатор Арканзаса Билл Клинтон и его партнер, сенатор Алберт Гор, настаивали на необходимости перемен и новой индустриальной политики для восстановления устойчивого экономического роста.

Избирательную кампанию оживило участие в ней третьего претендента – Росса Перо, удачливого техасского предпринимателя. В нарушение традиционных политических моделей Перо проводил свою кампанию почти исключительно с помощью телевизионных ток-шоу. В его выступлениях содержалась резкая критика республиканской экономической политики «просачивания благ сверху вниз», которая за 12 лет привела к четырехкратному увеличению государственного долга, подорвав жизненный уровень большинства американцев, а также популистское осуждение лоббизма. Выборы вернули демократов к власти, обеспечив их солидным большинством в обеих палатах Конгресса. Клинтон получил 43% голосов избирателей, Буш – 37%, а Перо – 19%.

Билл Клинтон – 42-й президент США. Новый президент поначалу старался сместить акцент с внешней политики, сконцентрировав внимание на внутриполитических инициативах. Вскоре после инаугурации он отменил ряд принятых администрациями Рейгана и Буша ограничений на аборты, спустя две недели подписал закон о семейном отпуске, обязавший компании со штатом более 50 человек отпускать сотрудников в неоплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам. Первый год пребывания Клинтона в Белом доме был отмечен также принятием семь лет пролежавшего в Конгрессе закона Брейди об ограничении продажи оружия. Президент не смог выполнить свое предвыборное обещание отменить давний запрет на службу гомосексуалистов в армии; после многомесячных яростных дебатов все закончилось весьма аморфным решением, которое позволяло гомосексуалистам служить в вооруженных силах при условии, что они будут скрывать свою сексуальную ориентацию и воздерживаться от гомосексуального поведения.

Попытки обуздать бюджетный дефицит и стимулировать экономику вконец рассорили Клинтона с республиканской фракцией Конгресса, которой удалось заблокировать ассигнования в размере 16,3 млрд. долл. на создание новых рабочих мест. Экономическая программа, которая с трудом прошла через Конгресс в августе 1993, предусматривала в течение последующих пяти лет сократить дефицит почти на 500 млрд. долл. путем урезания расходов и введения новых налогов, в том числе налога на бензин (4 цента на галлон) и повышенного подоходного налога на богатых.

В сентябре 1993 администрация начала кампанию за одобрение Конгрессом Североамериканского соглашения о свободе торговли (НАФТА), обещавшего в течение 15 лет устранить торговые и тарифные барьеры между Мексикой, Канадой и США, и Клинтону пришлось вступить в жестокую схватку с профсоюзными лидерами и защитниками окружающей среды, которые рассматривали этот договор как угрозу интересам американских трудящихся, рынкам и экологии. Наконец, в ноябре 1993 республиканская поддержка НАФТА обеспечила его принятие палатой представителей. Затем законопроект был одобрен сенатом и 1 января 1994 вступил в силу.

Центральным пунктом внутриполитической программы Клинтона была реформа системы здравоохранения. В сентябре инициативная группа во главе с супругой президента Хилари обнародовала широкомасштабную программу т.н. «управляемой конкуренции» (т.е. сочетания рыночных мер и государственного регулирования) как способа обеспечения всех граждан медицинским обслуживанием и сдерживания роста цен. В последующие месяцы было предложено множество альтернативных программ, но к лету 1994 оппонентам реформы здравоохранения удалось снять ее с повестки дня.

В 1994 Клинтон был вынужден уделять все больше внимания внешнеполитическим проблемам. В октябре, когда иракский лидер Саддам Хуссейн послал 20-тысячный контингент элитной республиканской гвардии на помощь 50-тысячной группировке войск на кувейтской границе, США направили в район Персидского залива тысячи солдат и сотни самолетов, вынудив Ирак отвести войска от границы с Кувейтом. Серьезная проблема возникла в начале того же года, когда американская разведка обнаружила, что Северная Корея форсирует свою ядерную программу и, возможно, уже имеет в своем арсенале по крайней мере одну атомную бомбу. Первоначальные дипломатические усилия и попытки применить экономические санкции провалились, и возникла опасность вспышки вооруженного конфликта на Корейском п-ове. Кризис миновал к середине июня 1994, после того как бывший президент Джимми Картер посетил с визитом Северную Корею и добился соглашения о возобновлении переговоров на высшем уровне и замораживании всех работ на северокорейском ядерном комплексе на неопределенный срок.

Картер также сыграл ключевую роль в успехе усилий США по свержению военного режима генерала Рауля Седраса в Гаити и восстановлению власти президента Жана Бертрана Аристида. К середине сентября американские войска были уже готовы к вторжению в эту вест-индскую республику, однако необходимость в военной операции отпала, когда Картер, бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов Колин Пауэлл и сенатор Сэм Нанн добились на переговорах компромиссного решения.

Несмотря на внешнеполитические успехи Клинтона в 1994, его внутренняя политика вызвала критику не только в стане республиканцев, но и со стороны независимых и части демократов, которые ожидали более энергичных действий по осуществлению внутренних реформ и сокращению бюрократического аппарата. В ноябре 1994 избиратели красноречиво заявили о своем разочаровании как в Клинтоне, так и в Демократической партии, обеспечив республиканцам большинство в Конгрессе. Это был сокрушительный удар по 60-летней гегемонии демократов, затронувший даже губернаторов, 60% которых теперь тоже были республиканцами.

Действия республиканцев в Конгрессе были нацелены на провал демократической программы. Республиканцы добивались уменьшения ассигнований на медицинское страхование, демонтажа системы социального обеспечения, сокращения субсидий фермерам и ассигнований на программы социальных услуг, повышения оборонных расходов. Хотя палата представителей быстро изъявила готовность принять такие законопроекты, сенат высказался за более взвешенный подход к попыткам сбалансировать бюджет и урезать расходы. Социальное обеспечение, десегрегация и иммиграция – те самые проблемы, которые стали центральными для демократической политики во второй половине 20 в., – вышли на первый план по мере обострения конфликта между президентом-демократом и республиканским Конгрессом. В конце 1995 правительственные учреждения были закрыты на самый длительный за всю историю страны срок, и сотни тысяч федеральных служащих оказались в неоплачиваемом отпуске или были вынуждены трудиться бесплатно. Закрытие государственных учреждений явилось результатом неразрешимого конфликта между республиканцами-конгрессменами и Клинтоном, который наложил вето на предложенный республиканцами проект бюджета на 1996. В ответ Конгресс отказался утвердить финансирование федеральных программ и ведомств и пошел на уступки лишь в начале января, после повторного закрытия государственных учреждений.

Федеральная программа социального обеспечения была существенно трансформирована в августе 1996, когда Клинтон подписал предложенный республиканцами законопроект о реформе, который положил конец просуществовавшей более 60 лет практике федеральной помощи малоимущим семьям с детьми. Вместо этого вводилась система предоставления целевых субсидий штатам, что позволяло контролировать распределение средств на местах, а не на федеральном уровне.

Иммиграционное законодательство и другие социально значимые меры были пересмотрены. Вводились новые ограничения на доступ легальных иммигрантов к льготам, а закон о борьбе с терроризмом расширил полномочия государства по запрету на въезд и депортации иностранцев, подозреваемых в причастности к терроризму. Защитники прав гомосексуалистов также потерпели поражение, когда Конгресс принял Закон о защите брака, запретив на федеральном уровне предоставление социальных льгот однополым партнерам и юридическое признание их брака (разрешенного в некоторых штатах). Сторонники усиления федерального контроля над детскими телевизионными программами торжествовали победу после принятия нового закона о телевещании. Среди прочих мер закон вводил рейтинг телевизионных программ и позволял устанавливать специальный прибор, дающий возможность родителям блокировать нежелательные программы.

На фоне неуклонного экономического роста и малой популярности республиканского кандидата, 73-летнего сенатора Роберта Доула, Клинтон, по-видимому, не сомневался в победе на президентских выборах в ноябре 1996. Лозунгом предвыборной программы Доула было «доверие»: он подчеркивал, что Клинтон не выполнил многих обещаний 1992 и что продолжающиеся скандалы вокруг Белого дома, обвинения в финансовых злоупотреблениях как самого Клинтона, так и Демократической партии являются свидетельством моральной ущербности администрации. Избиратели, однако, проявили куда больший интерес к экономическим проблемам, чем к дебатам о характере президента, и вновь выразили поддержку Клинтону и Гору, отдав им 49% голосов. Таким образом, Клинтон стал первым после Франклина Рузвельта президентом-демократом, переизбранным на второй срок. Доул и его напарник, бывший конгрессмен Джек Кемп, набрали 41% голосов, а Росс Перо, кандидат от Реформистской партии, – 8%

Обратно в раздел о США

Комментирование закрыто.

Вверх страницы