Как же учить английский язык?

Как же учить английский язык? 5.00/5, 1 голос.

122514 2056 1 Как же учить английский язык?Многие из нас, вероятно, не один раз пытались, начинали и бросали, учить английский языке. Первые шаги даже были, быть можно успешными. А затем, затем, наступали будни, рутина. Оказывалось, что для успешного овладения языком нужен труд.

 

Но вот как именно учить? С чего начинать и чем заканчивать? Методик существует в достатке — но все ли работают эффективно?

 

Бывает, открываешь учебник и видишь: он написан не для нормальных живых людей, а для неких абстрактных научно-ориентированных индивидуумов, перманентно индифферентных к амбивалентным лингвоструктуральным интенциям. Причем читателям сих научных трудов должно быть каким-то образом заранее известно, что репрезентация данных интенций проходит симультанно в рамках концептуальной лингвистической парадигмы вне всякой зависимости от антропологического контекста…

 

Да, но что же мне делать, думает нормальный взрослый носитель русского языка, которому в весьма зрелом возрасте вдруг понадобился английский. Выучить хоть что-нибудь по учебнику практически невозможно. Обидно все-таки получается: зубришь-зубришь, а кто-то это же самое получает совершенно бесплатно. Те, что родились в англоязычных семьях, болтают на английском запросто — ну, прямо как мы на русском! И грамматику как-то выучили, и слова — хотя сами явно не Эйнштейны. А я вот и сопромат в свое время на пятерку сдал, и историю КПСС осилил, и даже стишата для стенгазеты пописывал — а при изучении английского дальше «Вот из ё нейм?» почему-то не продвигаюсь…

 

Во-первых, заметим, что при занятиях иностранным языком комплексовать по поводу вашего возраста не стоит. Ни в коем случае также не стоит завидовать особо утонченным гуманитариям и стесняться своего технического склада ума. Дело в том, что английский по своей структуре принадлежит к так называемым аналитическим языкам, и, несмотря на долгую и запутанную историю, умудрился сохранить почти что математически точную структуру. А значит, взрослый человек с логическим типом мышления имеет все шансы выучить его в совершенстве.

 

Однако факт, если вдуматься, и впрямь интересный: выходит, что каждому из нас — от вдохновенных гуманитариев до прожженных технарей и от завзятых отличников до отпетых двоечников — однажды в прошлом этот фокус уже удался. Я имею в виду, что своим первым языком успешно овладел практически каждый житель планеты (может быть, за исключением Джорджа Буша- младшего). А вот со вторым-третьим языками — проблемы. Выходит, младенцы умеют учиться, а мы нет? Вот бы выведать у какого-нибудь малыша этот страшный секрет, купить за бочку варенья и корзину печенья!..

«Надо копировать младенцев!» — вот лозунг большинства школ и методик по изучению языка. Взрослым людям, только начинающим изучать английский, его преподают… на английском. Авось хоть что-то и уловит — ведь ловит же «из воздуха» свой язык англоязычный бейби! Правда, психологи твердят, что у овладения первым языком и овладения всеми последующими совершенно разный механизм — но кто этих умников слушает?

За примерами делеко ходить не надо: автору сих строк тонкости английского довелось постигать в одном из очень крупных городов очень-очень дальнего зарубежья (для пытающихся угадать сразу скажу, что это не Кишинев). А постигнув, учиться профессионально преподавать английский

язык. Там же, в стране, населенной «обыкновенными американцами, только в зимних куртках». Причем преподавать самым разным людям — от юных носителей этого языка до взрослых носителей исключительно пивных животов. Вывод, который я сделал, очень прост: учить сорокалетнего русского кандидата наук по тем же рецептам, как англоязычного дошкольника — затея безнадежная. Детские механизмы «ловли языка из воздуха» у взрослого в любом случае уже утрачены. Но зато у него есть масса огромных преимуществ, которые просто грех не использовать: начитанность, культура, кругозор, отличное знание родного языка — все то, что ученые назвали бы хорошим развитием речевых центров мозга. Все то, до чего младенцу-англосаксу еще ползти и ползти!

У данной медали есть и другая, чисто арифметическая сторона. Допустим, что совершенства в знании родного языка человек достигает к семи годам — хотя это тоже еще не факт. Так вот, миллионы людей уверены, что овладение языком с нуля до полного совершенства за семь лет — это лингвистический подвиг, который в жизни дано совершить лишь раз — в возрасте от нуля до семи лет. А вот у взрослого человека таких способностей нет. И ему не остается больше ничего, как всю оставшуюся жизнь лишь завидовать языковым сверхталантам, присущим исключительно детям нежного возраста (то есть и ему самому когда-то)…

 

А что, разве это не так?

 

Читатель, а вы не пробовали просто сесть и подсчитать суммарное количество часов, которое мы с вами посвятили изучению родного языка за первых семь лет жизни? Мы лежали в люльке и слушали разговоры взрослых, потихоньку усваивая структуру и мелодику речи. Взрослые терпеливо поправляли наши ошибки, читали вслух книжки, рассказывали сказки… Дом, ясли, детский сад, телевизор — сплошной непрерывный урок языка. К семи годам изучению языка уже отданы тысячи часов! Десятки тысяч!

Дорогой мой взрослый читатель, вы готовы сейчас потратить на новый язык столько же времени?

 

В общем, учитывая огромное количество затраченных учебных часов, я бы не сказал, что детский кпд так уж фантастически высок. Уверяю вас, мой взрослый читатель — сейчас у вас он гораздо выше. Если вы, грамотно взявшись изучать язык в свои тридцать, сорок или шестьдесят, посвятите учебному процессу даже вдесятеро меньше времени, то будете знать его… как минимум не хуже семилетки. Не верите? А вот попробуйте! Чтение этой книжки засчитывается в суммарное время!

 

Метод, согласно которому вас рассматривают как сегодня родившегося англоязычного младенца, принято называть «погружением в языковую среду». Метод чрезвычайно удобный — правда, удобен он исключительно для англоязычных педагогов. Они даже называют его Natural, то есть «естественным» — потому что именно так учили английскому их самих в детстве. Понятно, что при таком «естественном» методе преподавания учителю не требуется думать, как подать учащемуся чуждую ему грамматику и лексику, непривычный ему сгрой языка… От учителя не требуется вообще никаких усилий! Ткнул пальцем на стол — сказал «э тейбл», показал картинку с собачкой — сказал «э дог». Красотища, английский на английском, учебный процесс идет полным ходом! Правда, после того, как все картинки в классе будут рассмотрены, дело может несколько застопориться. Каким образом довести до сознания учащегося слова наподобие «мысль», «любопытство» или «необходимость», если совершенно не прибегать к помощи его родного языка? А как быть с прилагательными — храбрый или умный, или глаголами — представлять, подозревать, стараться? Педагог отчаянно жестикулирует, скачет и поет — но все мимо: класс не понимает или понимает что-то свое. Я уж не говорю о грамматике, о системе времен: с помощью толкового объяснения на родном языке эти сложные концепции можно передать человеку за десять минут. Без объяснений же, наощупь, он будет их постигать долгие годы…

 

А желающему изучать язык вешают на уши все новые порции высококалорийного спагетти. Ему внушают следующее: резкое и полное погружение в англоязычную среду позволит тебе… вообще не учить язык. Не рыться в учебниках, не работать над расширением словарного запаса, не вникать кропотливо в тонкости грамматики. Надо нырнуть в среду с головой — и дело в шляпе. В общем, покупай билет и поезжай в англоязычную страну! А там произойдет чудо: прямо с трапа самолета начнешь впитывать язык всеми порами тела. Опять же, вот так — целиком — погружается в родной язык новорожденный младенец… Вот он, единственно правильный метод!

 

Самый дотошный из студентов — из тех, что в английском носят гордое имя «nerds «, а по-русски ласково зовутся «ботаниками» — в этом месте, конечно же, задаст вопрос. Этот «юноша бледный со взором горящим» нескладен и застенчив, носит очки с толстыми стеклами, и одет в подтянутые почти до самых подмышек штаны и клетчатую байковую рубашку с четырьмя торчащими в нагрудном кармашке авторучками. Именно так выглядит классический нерд в любой американской комедии — этакая смесь гайдаевского студента Шурика с юным Биллом Гейтсом той поры, когда будущего миллиардера исключили из университета за прогулы и неуспеваемость. Сейчас эта без пяти минут акула большого бизнеса подает голос: «А разве не так? Разве физическое перемещение тела в англоязычную среду не решает все проблемы и не заменяет собой любую учебу? Прыгнул в язык с головой, и вся методика!».

 

Представьте, читатель, что некий добрый (или не очень) волшебник взял нас за шкирку, да и забросил в чужую страну, хотя бы в то1 же вышеупомянутый Китай, в глухую деревню где-нибудь в провинции Хэйлунцзян. И вот мы уже, наевшись риса с квашеной редькой, работаем вместе со всеми на стройке, вокруг нас незнакомая речь, и в среду мы погружены по самое не балуйся. Дано: наш языковой уровень равен нулю. В задачке спрашивается, сможем ли мы через год продемонстрировать блестящий уровень владения языком?

 

Мы с вами неисправимые оптимисты, поэтому берем самый радужный вариант.

 

Если нам очень повезет и у нас обнаружится большой талант к языкам, то из хаотического потока непонятных звуков нам удастся выделить, запомнить и научиться приблизительно воспроизводить пару десятков простых фраз. Правда, психологические проблемы в виде подавленности, депрессии и ощущения полной беспомощности нам будут обеспечены наверняка…

 

В общем, вывод ясен: такие эксперименты лучше проводить на морских свинках. А людям гораздо выгоднее и легче сперва разобраться в новом языке, так сказать, «на берегу», а потом уже нырять в бурное иноязычное море. Это раньше у человека был лишь один шанс услышать иноземную речь: взять котомку с сухарями и пару запасных лаптей, и собственной персоной отправиться в путь. Сегодня, в эру кабельного телевидения и интернета, можно при желании погружаться в любой иностранный язык не выходя из дому — хоть двадцать четыре часа в сутки. В англоязычную среду можно превратить собственную спальню!

 

И только когда мы овладеем языком достаточно хорошо — приобретем приличный словарный запас, и главное, серьезно разберемся в грамматике — у нас появляется смысл погружаться в язык с головой. Пожить в стране, поработать бок-о-бок с местным народом… Подышать их воздухом, привыкнуть к их кухне и к их юмору, попытаться понять их душу и характер. Приключение фантастически интересное и чрезвычайно полезное!

 

Но только для тех, кто ориентируется в происходящем…

 

И, наконец, еще один очень распространенный миф: якобы учителем языка может быть исключительно тот, у кого данный язык первый. Во многих странах преподавание своего языка за границей считается самым непыльным способом заработка. Скучающие британские домохозяйки и уволенные с работы американские сантехники едут преподавать куда угодно — от Бразилии до Японии. У этих милых людей нет даже тени сомнения в том, что любой из них является преподавателем, так сказать, от природы — ну как же, ведь это их родной язык! Ни малейшего понятия о местном языке или о местном менталитете у них нет — да и зачем им вникать в такую ерунду? У них есть главное: английский, который они собираются преподавать туземцам. Заметьте — преподавать его на английском! Все тем же методом прямого погружения!

 

— А сейчас приступим к семантическому анализу развернутой метафоры в ранних романах Джойса.

 

В ту минуту, когда вы читаете эти строки, тысячи таких учителей на разных континентах планеты ведут свой урок. На своем весьма специфическом, беглом и сложном «нейтивском» английском — да еще с каким-нибудь забористым шотландским акцентом или со странным акцентом Западной Вирджинии — они объясняют туземному классу простейшую грамматическую тему, наподобие того, как делается множественное число существительных. Автора этих строк, лично не раз наблюдавшего подобные картины маслом, всегда удивляло лишь одно: почему так мало людей обращают внимание на то, что происходящее является вопиющим абсурдом?

 

В самом деле, логика такого преподавания явно хромает на обе ноги. Если предположить, что студенты язык не знают совсем — до такой степени, что им требуется объяснять самые основы грамматики — то как они могут понять сложную речь своего преподавателя на беглом английском?

С другой стороны, если допустить, что класс понимает все, что тараторит ему преподаватель — тогда скажите, что в таком случае этот преподаватель вообще тут делает? Зачем объясняет совершенно англоязычным людям азы языка, котоым они уже прекрасно владеют?

Методика столь издевательски абсурдна, как будто вышла из-под пера самого Франца Кафки. А нам-то с вами она зачем? Мы ведь научиться хотим, а не делать вид, что учимся!

И еще один небольшой нюанс: ученые доказывают, что бессознательный навык — полученный с рождения или, что называется, впитанный с молоком матери — передать в принципе невозможно. Передать можно только навык сознательно приобретенный.

 

Как это понимать?

 

Представьте, что нам с вами вздумалось учиться плаванию. На должность нашего тренера есть две кандидатуры: рыба и инструктор по плаванию. Первая плавает великолепно, спору нет — только вот одна беда: она понятия не имеет, как ей это удается. Она делает это

совершенно бессознательно; мало того, имеет для этого такие органы, которые напрочь отсутствуют у нас!

Вывод: поделиться с нами опытом рыба не сможет.

Второй — такой же человек, как и мы. Сначала он плавать не умел, но затем каким-то образом научился. Он пробовал, искал подход, овладевал методикой, техникой… Он знает путь, а значит, сможет провести по нему и нас.

Так чей же опыт нам полезнее, кто из этих двух учителей нам лучше послужит, кто лучше научит?

Вот и я так думаю… Похоже, что для взрослого японца, начинающего учить английский, лучшим учителем будет отнюдь не слесарь из Айдахо. Им может быть только другой японец — виртуозно овладевший английским, но при этом сохранивший родной язык.

О чем это я? Да все о том же: о вреде слепой веры в принцип «так надо, потому что везде так принято». И еще о пользе самостоятельного мышления. А тема данной книжки — английская грамматика — здесь вроде бы и ни при чем. Так, музыкой навеяло…

Комментирование закрыто.

Вверх страницы